Периодонтит

Он войдет, никого не спросив,
Ты полюбишь его не сразу…
«Пикник» — «Самый звонкий крик — тишина»

Miami     Неоновые огни ночного Майами тянутся по обе стороны дороги, ветер треплет волосы, а под капотом уверенно ворчат двенадцать цилиндров «Феррари Дайтоны». На сердце так легко, так хорошо! Как это все-таки здорово — удирать от неудачного прошлого, да еще и на тачке Санни Крокетта! Господи, да я и вырядился так же: никогда не носил белых брюк и пиджаков с нежно-розовыми майками, и вот пожалуйста! Рядом, улыбаясь во все тридцать два, сидит Бензовозиха. Какая же она молодец, что вытащила меня из трясины отчаяния!
     «Ту-ду-ду, ду-ду, ду-ду. Ду, ду-ду. Ду-ду, ду-ду» — играет радио. Что-то знакомое! Делаю погромче.
     Рассекая фарами темноту, машина летит по знакомой с детства Оушен Драйв. Здесь отели тянутся до горизонта, пальмы держат небо, а воздух пахнет океаном — за двенадцать лет ничего не изменилось. И даже спина заболела от неудобного сиденья точно так же, как бывало после многих часов за игрой про Вайс Cити.
     И я проснулся. Нет никакой «Дайтоны», и Майами совсем в другом полушарии. Но мелодию все еще было слышно — кажется, губная гармошка. Я выглянул из фургона.
     Вдалеке по песку ходила Бензовозиха, и волны накатывались на ее босые ноги. Сыграв еще пару раз этот кусочек, она принялась за «Августина» — наверное, такую же популярную среди начинающих гармошечников песню, как у нас, гитаристов, «Дым над водой».
     — Леська-а! Доброе утро!
     Она обернулась.
     — Привет, соня! Море шикарное! Пойдем окунемся!
     — Не! Сначала позавтракаем!
     И Леська побежала к машине — только песок из-под ног летел.
     — Хочешь, яишенки соображу?
     — А давай.
     И пока она куховарила, я снаружи развел костерок и поставил чайник. Можно и на газу, конечно, но с дымком-то всяко лучше!
     А, Бензовозиха? Видели «Оторву» 2008-го года, там, где Эмма Робертс? Вот если представить, что она вытянулась под метр восемьдесят, располнела и обзавелась широкими бедрами (такими, что сзади ее не отличить от бензовоза), то это и будет наша Леська. Такая же темноволосая, такая же дикая, такая же оптимистка. Замечательная пара для парня, который в отношениях разбирается на уровне чукчи из анекдотов. Мы познакомились два года назад, попытались сойтись ближе, но что-то пошло не так. Сначала я на нее сердился за это «давай останемся друзьями» и даже с недельку надоедал «дружбой», как ее видел: вламывался к ней в комнату с кружкой и требовал чаю и развлечений, рассказывал о сложных курсовых и симпатичной блондинке с другого крыла, а под занавес попросил ноутбук, чтобы набрать реферат, потому что мой компьютер как раз утром выпал из окна. Врал я, конечно, напропалую, но дружить — так ДРУЖИТЬ. Но потом я это дело забросил: Джейсон Стэтхэм говорил, что нужно быть великодушным и прощать людям их слабости, даже если они ранили тебя в самое сердце. Может быть, именно поэтому она в начале сессии пришла ко мне за помощью по электротехнике. Может, поэтому позвала на выходных, когда общага опустела, и все мои друзья разъехались кто куда. И после того вечера, когда мы пили чай и сидели допоздна, разговаривая о всякой всячине — так, как это было в первую неделю нашего знакомства — мы снова сдружились, но на этот раз уже по-хорошему. О том, что я когда-то предлагал ей встречаться, мы уже и не вспоминали.
     Два года прошли быстрее, чем хотелось бы. Иногда Леська забегала к нам на минуту, а порою и я к ним заходил, если было особое настроение, и тогда мы пели песни под гитару и бесконечно шутили про их ручную крысу Борщика. Мы истоптали весь центр города, обсуждая последние события, но чаще просто перекидывались парой слов, встретившись на кухне. И наша ДРУЖБА, превращенная мною в «ты мне как сестра и подруга», плавно стала обычными приятельскими отношениями.
     А этим летом она сказала, что хочет съездить на море, а мой город как раз лежит на пути поезда. Смекаешь, мол, Андрюс, к чему я? И я ответил, что еще как смекаю. И даже предложил разнообразить программу: поехать не на обычном автобусе на обычное море с тысячей людей, а на необычном грузовике на необычное море, где соседей по пляжу, если они есть, надо искать с биноклем.
     И мы взяли с собой Абрикосова и дернули на место, где уже пару раз были всей семьей. Абрикосов — это автодом на шасси «ЗИЛ-4334», наше с отцом увлечение. Для далеких от техники поясню. Наверное, все вы видели «ЗИЛ-131» — шестиколесный армейский грузовик с широкой лягушачьей мордой. Наши водопроводчики на таком приезжают, когда в конце улицы рвется труба. И точно так же почти все знают «ЗИЛ-4331» с квадратной кабиной и фарами в бампере — частенько они бывают мусоровозами или самосвалами. Так вот, если кому вздумается перебросить эту новую кабину на шасси старого внедорожника, да еще подкрепить машину дизельным двигателем, то как раз и получится «ЗИЛ-4334»: просторный, мощный и вездеходный.
     Наш грузовик раньше был передвижной мастерской, но от долгого стояния на консервации кабина прогнила насквозь, и когда отец купил его за бесценок, пришлось искать замену. Ждали недолго — очень кстати попалась автовышка «ЗИЛ-4331» с переломанной рамой, и вот поэтому Абрикосов ярко-рыжий с белой радиаторной решеткой. Фургон, помимо покраски в цвет кабины, пришлось кардинально переделать под свои нужды, зато теперь в нем есть все, чтобы на несколько дней покинуть цивилизацию: четыре спальных места, кухонька, множество шкафчиков и даже уличный душ. Я еще подумывал о хорошей антенне и приемнике типа «Ишима», чтобы послушать за городом чистый эфир, но все никак не решался вытащить его на прогулку.
     Чайник начал посвистывать: я разлил кипяток по стаканам и принялся за еду, а Леська уселась напротив, пристально глядя на меня.
     — М-м-м! Вкусно! А ты чего не ешь?
     — Да что-то аппетита нет. Хьюстон… То есть Андрюс. У нас проблемы.
     Я по инерции еще пару раз двинул челюстью и замер. Опанцы.
     Вот откуда у этой Бензовозихи за ночь взялся тест на беременность? На море, Карл, где до людей — километров десять!
     Не, подожди, разве одна ночь — это срок? Разве он уже покажет?
     Так мы ведь предохранялись!

     Ну и что умного я мог ей сказать с набитым ртом?
     — Угу.
     — У меня с зубом проблема.
     Ф-ф-ф-у, твою ж собаку, хорошо-то как!
     Я наконец проглотил кусок.
     — Сильно болит?
     — Еще нет. Я Светке звонила — она сказала, что надо врачу показаться. Жаль, что море накрывается.
     — Жаль, — ответил я и продолжил жевать. — А почему «еще нет»?
     — Потому что вчера он просто зудел и пошатывался. А теперь начинает ныть.
     — Так, понятно, — я отложил вилку и встал из-за стола. — Чего ж вчера не сказала?
     — Да я думала, это он так, балуется. Само пройдет…
     — Эх, Леська, Леська! Сейчас найду тебе что-то.
     Она сразу стала фырчать, что потерпит, но я уже ковырялся в аптечке.
     — Вот, — я протянул ей пластинку с таблетками, — закинься, так мы до дому точно доедем. А там нашему стоматологу сдадимся.
     — Андрюс… Я… Я домой поеду.
     — Да ты чего, Леська?
     Она молчала.
     — Если дело в деньгах, то спокойно, потом отдашь!
     — Нет. Ничуть, — она еще помолчала и решилась. — Пусть Светка меня сверлит.
     — Леська, это несерьезно! У нас тоже есть хорошие врачи, они тебя мигом на ноги поставят! Куда ты поедешь — полдня на дорогу! А пока примут, пока начнут лечить? Оставайся!
     Она положила мне руку на плечо.
     — Я верю. И все же.
     Ну вот, если Бензовоз что-то себе в голову втемяшила, то ее не переубедить. Значит, и в самом деле уедет.
     Чай пришлось пить одному: Леська совсем загрустила, хотя постоянно отвечала, что зуб не болит.
     — Ладно уж. Давай собираться.
     Хотя собирать-то было почти нечего: вчера мы целый день только и делали, что валялись на пляже и плескались, ведь «экспедиция» намечалась дня на два, на три. Леська помогла расставить все в фургоне по местам и села в кабину, а я еще раз обошел нашу стоянку, бросая прощальные взгляды на море. Да, это определенно было то море, которое я столько лет искал: совершенно дикое, безлюдное место, надежный грузовик, с которым твой дом там, где ты этого сегодня хочешь, и Леська. Ну, с этим последним пунктом, пожалуй, вышел некий конфуз, потому как я всегда мечтал о некой «любимой девушке», а Бензовоз все-таки больше подруга и приятный собеседник. Впрочем, прошлая ночь доказала правоту Эдмунда Шклярского: на этом острове все не так, как когда-то казалось нам.
     С поворотом ключа ожили стрелки и лампочки, и мотор из Ярославля, размахивая шестью кулаками, заглушил все морские звуки. Чайки, ветер, плеск воды — все исчезло в рокоте и черном дыму. Ладно, дружище Абрикосов, спасибо, что подбросил меня в мечту, но пора возвращаться в реальный мир.
     Грузовик, неспешно набирая скорость, чертил глубокую колею на пляже, и вскоре мы выехали на песчаную дорогу. Здесь пришлось ускориться: она вся идет мелкими поперечными волнами, а чем быстрее едешь по такой «стиральной доске», тем меньше трясет. За фургоном тянулся длинный шлейф песка и пыли, и мне вспомнился фильм «Исчезающая точка», где некто Ковальски на белом «Додже-Челленджере» точно так же мчался сквозь пустыню навстречу своей свободе.
     Если бы не электростолбы и море справа от нас, то пейзаж вполне сошел бы за лунный: в этих диких местах деревья можно пересчитать по пальцам. Слева, за широкой полосой песка, иногда проступал другой край моря.
     А вот и палатки наших ближайших соседей. Я же говорил, что до них только на колесах добираться. А чуть подальше расположился чудо-человек: я даже сбавил скорость, чтобы показать Леське и самому лучше рассмотреть. Новенькая «ГАЗель-Бизнес» стоит на песке с распотрошенной мордой: бампер и решетка радиатора сняты, капот поднят, а мужик самозабвенно ковыряется в моторе. Вот уж не повезло ему так сломаться! Впрочем, надо везде искать положительные стороны: тут и воздух целебный, и никто не мешает.
     Впереди показалась робкая полоска асфальта. Наливаясь чернотой и ширясь, она завела нас в Рыбацкое, первое село на пути в мир людей. Почти возле каждого двора продавали арбузы и вяленую рыбу, но я подумал, что это успеется, авось, не последний раз сюда ездим.
     — Леська, что там зуб? — крикнул я. Шумоизоляция кабины уже входила в наши планы, но для этого было нужно свободное время.
     Она подняла палец вверх. «Вот и славно», — подумал я, заворачивая на трассу.
     Абрикосову нашему далеко до «Дайтоны», здесь и говорить нечего, но если придавить на педаль, то свои восемьдесят километров в час он делает. Палит солнце, чуть колышется стрелка тахометра в зеленой зоне, мелькают машины: кто на море, кто оттуда… А мы с Леськой молчим, как чужие: за эти пару дней столько всего сказано, что темы как-то исчерпались. А может, потому и молчим, что знаем друг о друге все. Я наконец-то освободил свои шкафы от скелетов, и так легко стало оттого, что кто-то еще на этом свете знает, отчего Андрюсу Магирусу бывает грустно!
     Через три часа с небольшим мы уже подъезжали к городу, и очень похоже, что успевали на электричку. Я позвонил родителям: мама была на работе, а отец с другом возвращали к жизни чьи-то «Жигули», но он согласился отвлечься и по-быстрому сварганить для нас обед. Родители очень расстроились, когда узнали, что Леська вынуждена уехать.
     Дома нас уже ждали обалденные куриные филешки, пожаренные так, как умеет только мой папка. Он тоже попробовал образумить Бензовозиху, чтобы она хотя бы зашла к нашему семейному стоматологу, да куда там! То же самое, что «с толкача» заводить его бензовоз, настоящий десятитонный «МАЗ», с которым я когда-то и сравнил зад подруги.
     Мы с Абрикосовым повезли ее короткой дорогой — автобусы так не ходят. Я показал УПК, где в последние два года школы учился водить грузовик, показал железнодорожный лицей, где учился мой лучший друг, и даже свою любимую достопримечательность — памятник Никому. Это просто постамент, но юмор в том, что ни таблички, ни бюста на нем нет: наш бывший мэр хотел кого-то увековечить, да не успел — отстранили от должности.
     А вот и привокзальная площадь. Автостоянка удивила: обычно забитая маршрутками и такси, она была почти пустая, не считая нескольких машин милиции. Я стал присматриваться: народу почти нет, а если кто и проходит, то опасливо косится на здание вокзала.
     — Глянь, будто случилось что, — прошептала Леська и показала пальцем на главный вход, перегороженный милицией. Еще несколько человек в форме закрывали собой воротца, ведущие к зданию пригородных касс.
     — Ну-ка, пойдем, разузнаем, — я вылез из кабины.
     Леська подхватила сумку и пошла за мной. Но далеко зайти не удалось: нас окликнул таксист, что меланхолично попивал кофе из автомата. Он сказал, что вокзал вряд ли скоро откроется — кто-то сообщил, что он заминирован, и сейчас там ищут взрывчатку. Пришлось возвращаться в машину.
     — Еще идеи? — спросила Бензовозиха.
     — Есть у нас тут автовокзал, — медленно ответил я, выруливая со стоянки. — Нет, не нравится мне это.
     Мы доехали почти до ворот УПК, откуда когда-то давно, волнуясь и гордясь собой, высовывались на «ГАЗоне» в город, и я свернул на обочину.
     — Сначала позвоним.
     Абрикосов затих, а я поставил телефон на громкую связь и стал считать гудки. Ответили на третьем.
     — Автовокзал!
     — Здравствуйте, ближайший до Никополя.
     Девушка-диспетчер пощелкала клавишами.
     — Двадцать один тридцать, проходящий.
     — Секундочку…
     Я посмотрел на Леську: она сидела, нахмурившись, и все транзисторы в ее голове явно работали в режиме “A”.
     — Бронируете или нет?
     — Извините, еще момент.
     Леська наконец замотала головой: сначала медленно и неуверенно, а затем все энергичнее.
     — Спасибо, не подходит.
     Автовокзал отключился.
     — Значит, остаешься?
     — Придется. Если так поздно выезжать, то разницы нет — сегодня или завтра с утра.
     — Тоже верно. Будем надеяться, что с «железкой» все решится. А утренние автобусы есть?
     — Вроде, да, это надо в интернете глянуть.
     — Вот и шикарно. Дома посмотрим.
     Мотор снова загрохотал, и мы поехали.
     — Только, Андрюс…
     Я повернулся.
     — Я к вашему врачу не пойду.
     — Да понял, понял. Давай хоть Светке позвоним.
     Леська, жмурясь от заглянувшего в кабину солнышка, набрала номер.
     — Алоэ! Светка, я сегодня приехать точно не смогу. Да здесь вокзал заминировали. А автобус ночью идет, я смысла не вижу…
     — Дай-ка, — попросил я.
     — Не-не-не, все нормально. Нет, не пойду! Ладно, тут Андрюс хочет поговорить.
     Я взял трубку.
     — Привет, Света.
     — Привет. Что, небось не хочет у ваших врачей лечиться?
     — Ага! А ты откуда знаешь?
     Светка хмыкнула.
     — Сестренка моя младшая, что я, не знаю ее, что ли? В общем, слушай. По описанию похоже на периодонтит. Не смертельно, но неприятно, день потерпит, ничего не станется. Но если и завтра не уедет, то тащи ее к местным врачам. Вот… Пусть почаще полощет рот: по чайной ложке соды и соли на стакан теплой воды. И горячее к десне не вздумайте прикладывать, а то еще флюс надует!
     — Понял. А вот у нас «Кетанова» осталась пара таблеток, что ей, еще купить?
     — Вам его без рецепта не отпустят. Возьмите «Нимесил». Пакетик развести в стакане теплой воды. Часов на шесть-восемь боль притихнет. Обязательно один на ночь, чтобы спать смогла.
     — Ага, запомнил.
     — Ну, что еще? Пусть старается на этот зуб не надкусывать. И не читайте вы в интернете хрень всякую, — попросила она. — Знаем мы вас, пациентов. Ладно, давай сюда Леську.
     Я передал трубку Бензовозу, и, пока она кивала в такт Светкиным инструкциям, выстраивал в голове маршрут. Есть тут несколько аптек по дороге…
     Однажды мне довелось пообщаться со Свет-Ланой Дель Владимировной, Леськиной старшей сестрой, как мы ее называли, когда она приехала к нам в общагу. Невысокая, рыженькая, в очках, ничуть не похожая на Бензовоза, но все равно — невероятно симпатичная. К тому времени она уже год работала ассистентом стоматолога и успела приобрести профессиональную деформацию.
     — Привет. Я — Андрюс, — представился я, когда понял, что Леськи и ее девчонок дома нет, а передо мной стоит та самая сестра Светка с фотографий.
     — Привет-привет! Света. Наслышана о тебе. Леська уже собирается, мы в кино уходим.
     — А. Да я так, мимо проходил…
     — Стоп, ну-ка, улыбнись. Да шире, шире!
     Я оскалился.
     — Двадцать два, дистальная, третий класс — прошептала, прищурившись, Света. — Покажи в ближайшее время врачу второй зуб сверху слева. Или, если запомнишь, называй его «двадцать два» — тебя поймут.
     Я кивнул и кое-как съехал с темы, мол, мне пора идти, у меня под кроватью движок от «КамАЗа» работает без радиатора, как бы ему не поплохело. Но, надо сказать, что эту систему нумерации я нашел и быстро выучил. А что, пригодится всякое: сойти «за своего» никогда не помешает, да и врачам, наверное, приятнее, когда не пальцем в зуб тычут, а называют его «по фамилии».
Emma-Clear     Принцип там простой, показывать буду на примере Эммы Робертс — она от Леськи только размерами отличается.
Emma-Sections     Обе челюсти делятся на четыре квадранта, и с точки зрения врача обход начинается по часовой стрелке из левого верхнего угла. Для пациента это правый верхний угол, и обход происходит против часовой стрелки.
Emma-Numbers     Каждый зуб имеет свой порядковый номер, который ставится после номера квадранта. Отсчет идет от срединной линии:
     1 — центральный резец;
     2 — боковой резец;
     3 — клык;
     4 — первый премоляр;
     5 — второй премоляр;
     6 — первый моляр;
     7 — второй моляр;
     8 — третий моляр, он же «зуб мудрости».
     Таким образом, тот номер «двадцать два», что показался Свете подозрительным — верхний левый боковой резец с моей точки зрения.
     Есть и другие системы нумерации, есть особенности их применения к молочным зубам, но эта — международная. Разве что для академической правильности надо называть зуб отдельными цифрами, «два-два», например, но так даже не все врачи делают.
     Абрикосов остановился напротив аптеки. Я сказал, что скоро буду, и оставил Бензовозиху в машине. Когда я вернулся с охапкой обезболивающего, она с виноватым видом запивала из фляжки последнюю таблетку.
     Рычащей рыжей точкой мчась через нарядный центр, мимо автовокзала, по длинному мосту над железной дорогой, грузовик спешил домой. Пожалуй, наш район и этот шестиколесный увалень просто созданы друг для друга, ведь легенды об Асфальтоукладчике до сих пор передаются здесь из поколения в поколение! Но вот показались знакомые с детства грунтовки, и громадный орех, под которым мы все детство тусовались, и соседская дворняжка Лайма как обычно выскочила из-под забора, чтобы ухватить Абрикосова за толстую шину. Тот сердито пшакнул тормозами в ответ и встал перед нашими воротами.
     Отца дома не оказалось. Загнав машину во двор, мы разобрали вещи и быстренько спрятались в доме: солнце жгло как сумасшедшее, оставаться на улице было просто невозможно. Леська уже где-то отыскала Котаса и щекотала ему живот. Котас, громко урча, размахивал хвостом и легонько кусал ее руку. Я намешал в кружке соды и позвал подругу в ванную.
     — Лечись. Я в лаборатории.
     И ушел к себе в комнату. Она по-своему уникальна: в зависимости от того, чем я там занят, это или радиорубка, или слесарно-плотницкая мастерская, или радиотехническая лаборатория, или просто уютное место, где можно валяться на диване, слушать кассеты одну за другой и ни о чем не думать.
     Пока загружался компьютер, вернулась Бензовозиха.
     — Давай хоть Майами тебе покажу, — предложил я и пояснил нахмурившимся бровям, — сериал такой, «Полиция Майами: Отдел нравов». Я первый сезон уже досмотрел, как раз второй собирался начать.
     — Так сериал же, я не пойму.
     — А я объясню, — и включил проигрыватель. — Вот это Санни, это его «Феррари», это его напарник Рико…
     https://coub.com/view/e1gvp
     И три часа мы только и делали, что наблюдали за крутыми полицейскими под прикрытием. Черная «Дайтона» (такая же, как во сне) мчалась по ночной автостраде под мою любимую песню “Brothers In Arms”, когда с работы пришла мама. Концовку эпизода пришлось пропустить — я ушел помочь ей с сумками и рассказать о наших приключениях. Чуть погодя вернулся отец, и я пересказал историю еще раз. Он сказал, что дерьмо случается, но раз уж так вышло, что Леська осталась у нас болеть, то надо сделать так, чтобы она об этом не думала.
     Остаток вечера я, как мог, отвлекал ее от зуба. Мы жгли костер за двором и пекли в углях картошку, долго смотрели на звезды, когда стемнело, бродили по эфиру с «Ишимом» и даже нашли настоящую номерную станцию, и мне пришлось рассказывать Леське, что это такое и как они работают. Правда, под самый конец рассказа она уснула, но я растолкал ее и сказал, что это был очень длинный и насыщенный день, и пора бы его уже закончить. Тем более, Интернет нагадал, что вокзалу нашему еще стоять и стоять, милиции — искать телефонного шутника, а Леськину электричку завтра в девять ждет дорога дальняя. Оставив ее под наблюдением десятка коллекционных приемников и кассетной красавицы «Вильмы», я перебрался в зал, на диван.
     Стинг никак не мог понять людей, что посчитали “Every Breath You Take” песней о счастливой любви, ведь он вкладывал туда идеи о ревности и слежке. Но если отойти от мрачного сюжета, то просыпаться под эти вкрадчивые риффы электрогитары очень даже приятно.
     Мама занималась чем-то неотложным по хозяйству, а отец с самого утра уехал на рынок, поэтому завтраком занялся знаменитый кулинар Андрюс Магирус, самый крутой во всем штате разогреватель вчерашнего плова в микроволновке. Вскоре пришла и Леська, заспанная и угрюмая. Судя по ее невеселой физиономии, зубу не стало ничуть не лучше. Высыпая порошок в стакан, она сказала:
     — Господи, я чувствую себя наркоманкой. Без дозы просто никуда.
     Впрочем, немного погодя к ней вернулась обычная жизнерадостность и аппетит. Хвала фармакологии!
     Мама собрала ей сумку со всякими гостинцами, чмокнула в щеку на прощание, и мы пошли на остановку автобуса. Абрикосов — прекрасная машина, но лучше его не трогать, пока солярка снова не станет по пятьдесят копеек литр.
     Было немного грустно, что Леська уезжает — все-таки это дикое море прямиком из мечты и эти зубные приключения здорово разнообразили мои дни. А еще я подумал о том, что надо бы всей нашей мужской компании встретиться, как в детстве: не в кафе и не в парке, а у кого-то дома. Может, пройтись по пыльным грунтовкам навстречу закату, как мы это любили, когда нам было по десять лет. Может, прокатиться на велосипедах по району. Сделать что угодно, лишь бы хоть на минуту забыть о том, что мы стали такими отвратительно взрослыми — с дипломами бакалавров, водительскими правами, а Спирин — еще и с женой.
     Вокзал вернулся к обычному состоянию — люди сновали туда-сюда, таксисты приставали к любому, кто выходил из здания с мало-мальской сумкой, а торговцы рыбой и фруктами заняли все тротуары.
     Мы с Бензовозом потопали к пригородным кассам. Взяв билет, сразу вышли на перрон — утреннее солнце еще только разогревалось, и стоять под его лучами было одно удовольствие. Я рассказывал ей, что совсем скоро придется сдавать экзамены для поступления на пятый курс, и просил, чтобы она не затягивала со своим дипломом на четвертом курсе. Написать его за месяц вполне реально (да некоторые наши ребята делали работу за три дня — разумеется, последних), но к чему эта нервотрепка, если можно подготовиться заранее?
     И вот вдали показалась антикварная электричка «ЭР-1», которую иногда называют «глобусом» за форму кабины. Гудя на людей и скрипя тормозами, она проползла мимо нас, пока не остановилась почти на выезде из вокзала. К дверям сразу же хлынули пассажиры и коробейники с пирожками, мороженым и газировкой. Стало очень шумно, а я этого не переношу, равно как и долгих расставаний — крепко обняв Леську, я крикнул ей на ухо:
     — Все, звони, расскажешь, как прошло!
     — Ага!
     Она вскочила на подножку, когда я позвал ее:
     — Леська!
     — Чего?
     — Спасибо! Это было лучшее лето!
     Но тут на нее зашикали, чтобы не закрывала проход, и она поспешила в вагон. Я успел увидеть в окне знакомую улыбку и поднятую ладонь, а потом поезд тронулся, и Леська исчезла.
Summer     Она хотела приехать к нам еще раз, чтобы все-таки прочувствовать жизнь вдали от цивилизации на полную, но что-то не получилось, и увиделись мы только осенью. Зато история с зубом разрослась в целую эпопею, и я решил записать Бензовозовы рассказы — определенно они кому-то пригодятся, ведь в интернете не так уж и много описаний периодонтита от лица больного, а не врача.

Интерлюдия об устройстве зуба

     О том, что курица не птица, а зуб не орган, говорят лишь те, кто ни в том, ни в другом не разбирается. Еще какая птица и еще какой орган!
Строение зуба     Анатомически различают коронку зуба (часть, выступающую над десной), корень (часть, погруженную в «посадочное место» на челюсти — альвеолу) и шейку, отделяющую одно от другого. Количество корней варьируется — от одного у первого-третьего зубов до пяти у восьмого. У моляров и премоляров на жевательной поверхности расположены канавки, называемые фиссурами. О них можно было бы и не вспоминать, если бы они так чудесно не собирали в себя остатки пищи.
     Дентин — основная ткань зуба. В коронковой части покрыт эмалью — самой твердой тканью в организме, а в корневой — цементом.
     Зуб отнюдь не приварен к челюсти электросваркой — между цементом и альвеолой располагается тонкий (0,2 мм) слой периодонта. Он удерживает зуб на месте и одновременно обеспечивает его подвижность, работая как амортизатор при жевании. Именно благодаря чувствительности периодонта мы резко разжимаем челюсти, если в пище попадается камешек или другой твердый предмет.
     Внутри зуба есть полость с пульпой — дилетанты называют ее «нервом», хотя это примерно то же, что называть переносной приемник «транзистором». Кроме нервных волокон, пульпа состоит из кровеносных и лимфатических сосудов, ведь ей нужно не только чувствовать, что происходит с зубом, а еще питать и защищать его. Ондонтобласты — клетки, лежащие на поверхности пульпы и участвующие в образовании дентина — прячут свои длинные «хвосты» в дентинных канальцах, о которых мы бы и не знали, если бы не реклама паст для чувствительных зубов. И если вдруг дентин оголяется из-за повреждения эмали, то раздражители (холодное, сладкое, твердое), воздействуя на пульпу через эти «хвосты», вызывают боль.
     Сосуды и нервы, проходя по корневому каналу, выходят в периодонт через апикальное отверстие.
Mandibular-first-molar-root-configuration-reported-in-the-literature     Количество каналов может превышать количество корней, а их разветвленная структура здорово усложняет процесс лечения.
     Но об этом пусть поведает сама хозяйка больного зуба.

Рассказ Леськи о периодонтите

     Что такое, кариес, я думаю, рассказывать не надо — сколько их, счастливчиков, с ним не знакомых? Начинается все с белого пятнышка на поверхности зуба, а заканчивается, если вовремя не отреагировать, дырой, где может укрыться корейская армия.
Кариес-1     Кариес на стадии пятна зачастую можно ликвидировать, даже не прибегая к обезболиванию.
Кариес-2     Поверхностный кариес вгрызается в эмаль.
Кариес-3     При среднем кариесе процесс затрагивает дентин. Тот в ответ пытается отгородить пульпу, локально наращивая свою толщину…
Кариес-4     … да разве поспеешь за глубоким кариесом, который уже почти докопался до пульпы?
Кариес-5     И таки докопался, повысившись в звании до пульпита. Про него Светка говорит, что это болезнь терпеливых. Допустим, человек случайно находит у себя в тридцать шестом зубе кариес на стадии пятна. И немедленно находится тысяча причин, чтобы отложить визит к стоматологу: нет денег, нет времени, не та фаза луны, да и вообще — не болит же пока! И время идет, а полость все растет, разрушая эмаль и дентин, и вот поражается пульпа — нервная сердцевина зуба. Человек узнаёт об этом последним и совсем не вовремя: хлебнул холодной водички, неудачно затянул ртом воздух или съел что-то сладкое, как ВДРУГ! Боль заполняет собою весь мир, из глаз текут слезы, хочется сжаться в комочек и немедленно сдохнуть, и пульсирует в висках мысль: «Все, завтра же запишусь на осмотр!». А когда она стихает, то оказывается, что с пульпитом даже можно договориться: не надо подсовывать больному зубу раздражители, и он будет себя тихо вести… Ну, разве что иногда, когда ему того захочется, возьмет да как ШВАРКНЕТ разрядом в тридцать киловольт через всю голову! Но это редко. А ведь вполне возможно, что зуб и раньше пытался сообщить о надвигающейся беде, просто боль была слабее и почти сразу исчезала, стоило только убрать причину. Теперь же, превратившись в серьезное заболевание, пульпиту ничего не стоит разбудить человека среди ночи, чтобы научить его хождению по стенам.
Кариес-6     Про периодонтит Светка говорит, что тут все не так однозначно, случаи разные бывают: есть травматический, когда человек получил в дыню, а есть инфекционный. Про мой конкретно она сказала, что это болезнь ОЧЕНЬ терпеливого человека. Ведь запустить пульпит до состояния периодонтита, когда зуб прогнивает на всю длину и воспаляется ткань вокруг него, может только такая личность. Я припоминаю, что вроде бы когда-то давно у меня пару дней этот зуб сильно болел, но потом сам по себе перестал. И я забыла о нем: может, на год, может, и на два.
     Но вот четыре дня назад я почувствовала странное зудение в этом зубе. Такое бывает, когда кусочек пищи застрянет между коренными, и я прошлась там зубочисткой, но ничего не нашлось. К вечеру зудение усилилось, и мне показалось, что он начал немного шататься — во всяком случае, движение ощущалось, если подтолкнуть его языком. Но что можно было сделать ночью на море? Я и не стала тебе говорить.
     Наутро он стал ныть, и это тоже можно было бы вытерпеть, но когда я поняла, что он еще и вырос, то испугалась так, что тут же позвонила Светке. Она сказала, что это так и называется — «симптом выросшего зуба». Под ним, понимаешь ли, скапливается гной, и под давлением зуб шатается и чуть-чуть выпирает вверх. Что характерно — боль уходила, если на него надавить, но сидеть со стиснутыми челюстями целый день, делая вид, что все нормально, просто невозможно. А «Кетанов» здорово выручил.
     У тебя дома я полоскала его содой-солью, но, боюсь, это слабо помогало. Да еще и лимфоузел под челюстью увеличился — явный признак того, что совсем рядом что-то воспалилось.
     А то утро, когда я от вас уехала? Пока встала, пока собрала постель, пока умылась — зуб разболелся так, что меня взяли сомнения: а справится ли «Нимесил»? Но он молодцом — если не убирает боль полностью, то хотя бы уводит ее на задворки сознания.
     Как я доехала и как провела остаток дня дома — история отдельная. Нет, в принципе, если не давать обезболивающему «отпускать», то жить вполне можно. Но как-то разок я решила проверить силу воли и принять следующую порцию хотя бы на пару часов позже… Что «ну»? Эксперимент закончился досрочно.
     И вот, значит, прекрасное солнечное утро, картина «Парень и его пёс»: Света идет на работу, Леся следом плетется к врачу.
     Ну, Антон Семеныч, у которого Светка ассистентом работает, первым делом «ковырялкой» мне по зубу постучал. Спрашивает: «Больно?». А оно, знаешь, ощутимо так, совсем не то, что языком щупать или верхними зубами придавить. Светка потом рассказала, что это самый простой способ отличить пульпит от периодонтита.
Копирайтеры, найдите другие рисунки     Запомни, Андрюс:
     Пульпит:
     — буйно реагирует на холодное или горячее;
     — равнодушен к простукиваниям;
     — боль приходит и уходит.
     Периодонтит:
     — не обращает внимания на смену температуры;
     — люто ненавидит, когда по стучат по его зубу;
     — уж если разболелся, то эта музыка будет вечной.

Ортопанорама

Ортопанорама, хотя для одного зуба хватило бы и прицельного снимка. Дальше придется включить фантазию и собрать из двух картинок одну — иллюстрации не совпадают с тем, что написано в тексте — huxfluxdeluxe

     Потом мне сделали рентген-снимок этого зуба. Я не очень в этом шарю, но зубы с пломбированными каналами светятся там так, что дай боже! И тот, который у меня с коронкой — тоже весь беленький. У живых зубов серединка серая — там пульпа.
Контактный кариес

Контактный кариес, он же полость II класса по Блэку

Гранулёма на снимке

Гранулёма выделена стрелками.

     А вот и номер тридцать шесть — главный актер этого сумасшедшего театра. Оказывается, дырка образовалась на контактной поверхности — там, где касаются соседние зубы и где фиг вычистишь без флосса. Пульпа давно отправилась в свой пульповый рай, но так как деваться с подводной лодки некуда, то инфекция пошла вниз, и вокруг верхушки корня выросла гранулёма. Как бы так попроще объяснить… Не терпит организм воспалений, вот и спрятал его в «мешочек», чтобы дальше не распространялось. Но ведь гнилостный процесс никто не останавливал, и от этого «мешочек» растет, а кость под его давлением плавится и рассасывается: на рентгене прекрасно видно такое себе темное размытое облачко. Это и есть гранулёма. Она большая соня — может долго-долго никак себя не проявлять, но потом, как Ктулху, если уж проснется… И вот она проснулась: хронический апикальный периодонтит обострился.
     Как мне сказали, обычно с такими зубами не церемонятся и пускают их на бусики, ну то есть вырывают. Однако можно и вылечить. Светка обеими руками за последнее, она говорит, что свое-то родное ближе к телу, и это всяко лучше, чем потом импланты ставить. И стали мы его лечить.
     Укололи мне обезболивающего и оставили в кресле неметь. Я еще специально с утра «Нимесил» не пила, чтобы вдруг анестетики не подрались, так что это было очень даже кстати. Сижу, боюсь до чертиков, скучаю, чувствую себя полной идиоткой, у которой отвисла губа, возвожу двойку в разные степени… Короче, чувства более чем смешанные.
     Прошло минут десять — у меня половины лица будто нет, даже язык еле двигается. И начали они меня сверлить. Не больно. Ну то есть совсем. Смотрю на светильник, а он, знаешь, такой квадратный, и в нем четыре штуки ртутных лампы, забранных квадратной решеткой. И вот в этой решетке я начинаю видеть цифры всякие, как на электронных часах. Захочу — 888 будет, захочу — 555. А если вниз посмотреть, то еле держусь, чтобы не заржать: Светка такая серьезная крутится, что просто умора! Инструменты подает, высматривает что-то… Первый раз я к ней на работу «по делу» попала. Опять на «цифры» таращусь, чтоб ни людям не мешать, ни самой не бояться.
     Так все и прошло. Мне потом объяснили, что каналы вычистили, внутрь заложили препарат на основе кальция и закрыли зуб временной пломбой. Кальций этот вытянет на себя всю гадость, что наросла вокруг корня, потом через месяц его вытащат и запыжуют следующую порцию уже месяца на три, чтобы по чуть-чуть наращивать кость там, где она рассосалась. И за три, может, четыре раза получится все вылечить. А там уже фотополимерная пломба — и гуляй, Леся, свободна! Не ешь сладкого, а то жопа будет как у бензовоза и зубы испортятся.
     Сейчас последний порошок допиваю. Хотя болят только места уколов.

     Месяц пролетел быстро: пришлось немало поездить туда-сюда, чтобы поступить в магистратуру, и было не то что не до Леськи — городских друзей не видел! А тут вдруг решил позвонить ей, узнать, как живет, когда приедет, как зуб… Не правда ли, «Хочешь, расскажу, как я флюс подцепила?» звучит интригующе?

Рассказ Леськи о периостите

     Еще в первое посещение врач предупредил, чтобы я с лечением не затягивала, иначе ко всем «прелестям» периодонтита может прицепиться и периостит, то есть флюс — это когда воспаляется надкостница и опухает десна, да так, что рожа перестает проходить в дверь. Хотя чего меня было стращать, и куда уж тянуть, если я и так на порошке жила, и на все была готова, лишь бы зуб на место поставили.
     А Светка сказала, что лечение лечением, но гранулёмы эти штука такая вредная, что даже после вмешательства может образоваться флюс: все-таки гной должен куда-то уходить, а он сидит в замкнутом пространстве. Ну, а как болеет Леся, ты знаешь: если что-то может дать осложнение, то уж будь уверен, я его подхвачу.
     И вот, значит, проходит пара недель, и я понимаю, что десна вокруг тридцать шестого зуба даже не думает уменьшаться: как была припухшей и мешковатой, так и осталась. Показалась врачу — он сказал, что если еще через неделю не пройдет, то точно придется резать. Ну еп-п-понский магнитофон, как ты говоришь! Продолжаю полоскать рот содой, вторую пачку уже извела.
     Проходит неделя. Мне кажется, что десна уменьшилась, но они говорят, что ничего подобного, дальше ждать нечего, периостит классический, надо вскрывать и ставить дренаж. Ну, выхода нет.
     Снова вкололи обезболивающего, снова лампы-цифры. Краем глаза вижу, как он с десной такие вещи творит, что и представить страшно! Андрюс, не пойми меня неправильно: я не чувствовала ничего. Но этот «глубокий кюретаж», как написано в чеке, он выглядит, будто проволокой или линейкой открывают машину, когда засовывают их на всю длину и активно шарят в двери. Иногда я жалею, что мне досталось такое воображение… Потом в разрез установили дренаж — тонкую ленту из белой резины. Она не дает краям раны срастись, чтобы обеспечить постоянный отток гноя. Посоветовали полоскания по старому рецепту, на больную сторону не жевать, а если дренаж вылетит — побыстрее записаться на прием, тогда поставят новый. Еще предупредили, что это другая анестезия, не такая долгая, как при лечении зуба — она отойдет уже минут через пятнадцать, и будет «неприятно».
     И пошла я домой. Знаешь, когда десну стало чуточку ломить, я поняла, что это только полдороги. Шаг ускорился, да настолько, что к концу пути я чуть не проломила дверь. Первым делом прополоскала рот — слюна стала желтой, ранка сочилась. А там уже бегом на кухню, за водой, за «Нимесилом»…
     Андрюс, это были самые длинные полчаса в моей жизни. Я каталась по дивану, держась за щеку, и вспоминала, как ты в подобных ситуациях хрипишь: «Магнитофон — вон он, на столе — себе заберешь». Болело просто нещадно: первая анестезия закончилась, а вторая еще не началась. Кто ж думал, что порошок с таким запозданием сработает!
     Да уж, не знает счастья тот, кому флюс не вскрывали! Наконец-то десна почти перестала болеть, и я лишь иногда ходила в ванную сплевывать желтую слюну. Жизнь пошла на лад, и свой магнитофон я бы уже никому не отдала. Удалось даже поспать — боль очень вымотала. Потом я с большими предосторожностями поела — а ну как дренаж зацеплю, и он выпадет! Хотя вряд ли те крупицы могли чем-то повредить — аппетит был ни к черту. Снова прополоскала рот содой. Мне кажется, за этот месяц она стала мне таким же спутником, каким был кокаин для всяких жуликов в Майами восемьдесят пятого.
     И вот проходит еще минут сорок, и вдруг я резко чувствую вкус крови. Опять ванная, опять стакан «полоскалки»… Кровотечение останавливается, потери небольшие, но, как обычно говорит Светка, симптом ценный.
     А потом я залегла смотреть твою «Полицию Майами». То ли из-за того, что вначале пришлось опять прерваться на поход к раковине, то ли действительно серия попалась неинтересная, но смотрела я ее вполглаза, думая больше о своем. Инопланетяне, пропавший из морга труп, вырвиглазные эффекты… Правду говорят, что в четвертом сезоне шоу перепрыгнуло через акулу.
     В общем, лежу, смотрю, и вдруг понимаю, что рот опять полон крови. Это уже надоедает. Бегу в ванную, сплевываю раз, два, три, полощу… А не останавливается! Рана постоянно сочится, и, главное, там, возле зуба, какие-то мягкие «тянучки» образовались, которых раньше не было. Я одну пинцетом сняла — и потекло сильнее!
     Вот тут я испугалась, потому как, судя по моим прикидкам, крови вылилось уже немало, и конца-края этому нет. А за этими «тянучками» дренажа не видно, так что это я, сто пудов, его и вытащила! Стою в ужасе, не шевелюсь. Только, кажется, все затихнет, я рот открою, чтобы посмотреть, как там — и чувствую, что трескается тоненькая корочка, и опять кровь хлещет, темная такая, страшная!
     Да еще и Светка, зараза, уехала с родителями. Хотя толку от нее — я в таком аффекте была, что совсем забыла, что она у нас медсестра. Присела на край ванны, реву, как дура, раковину красным крашу.
     Минут сорок я так просидела, столько всего передумать успела, что ты и не представляешь. Я, конечно, каким-то далеким краешком сознания понимала, что все пять литров через маленький разрез в десне не выйдут, но попробуй себя переубедить, когда видишь обратное! А его, «обратного», уже полбанки от тушенки собралось, пусть и пополам со слюной. Чё ржешь? Это ж доктору для отчетности.
     За это время что-то там заросло, поток иссяк, и мне удалось даже аккуратно вычистить зубы, хотя приближаться к месту «аварии» я не рискнула. Ночь, на удивление, прошла спокойно, хотя банку из-под тушенки я на всякий случай оставила под кроватью.
     Осторожно пройдясь щеткой по зубам (струпья возле самой раны снимать не стала), побежала я с утра к стоматологу. Он сказал, что дренаж на месте, и вообще, все нормально — и кровотечение, и образование тромбов-«тянучек». Господи, ну неужели нельзя было раньше сказать? Я же столько магнитофонов завещала всем друзьям, что еще их внукам хватит!
     Крови больше не было, а вот слюна продолжала отдавать желтым цветом, да порошок пришлось еще день или полтора принимать, пока совсем не перестало болеть. И еще отдел по незаконному обороту соды наведывался.
     Так прошла неделя. Лишние струпья сами отпали, слюна стала почти прозрачной, но врач назначил еще три дня ходить с дренажем. А резинка эта стала такая довольно жесткая, немного натирала десну и язык, если ее часто трогать. И в зеркало смотришься — раньше только уголок торчал, как платочек из пиджака, а теперь уже видно, что высунулась она прилично. Вытащили ее пинцетом в знак того, что флюс побежден, и дали десне добро на заживление.
     А вчера была замена кальция. Анестезии не предвиделось. У меня сразу глаза квадратные — «Да как так-то?». А мне говорят, что больно не будет. Зуб уже без пульпы, гноя нет, периодонт почти в норме — так что и болеть нечему.
     И не обманули. Счесали временную пломбу, вытащили все, что внутри, и натолкали в зуб тонких-тонких белых штифтов — как я поняла, это и был кальций. Один раз, правда, чуть кольнуло — это, сказали, штифт вышел за пределы зуба, чтобы на месте гранулёмы начала нарастать кость. Неприятно, согласна, но после лечения флюса меня болью на понт не возьмешь! Снова поставили временную пломбу и отправили домой — теперь уже надолго, если что другое не развалится.

     Леська молодец, конечно, что так тщательно все запомнила — ей бы в журнале вести колонку «Испытано на себе», благо, подобных историй у нее навалом. Но кое-что все равно пришлось выяснять у Свет-Ланы Дель Владимировны.

Эндодонтия: по ту сторону дентина


Консультирует Светлана Полякова, ассистент стоматолога, выпускница Днепропетровского государственного зубного университета.


     Итак, вашей зубной боли нашлось подходящее имя: пульпит или даже периодонтит. Доктор сказал, что можно сохранить зуб: он перестанет что-либо чувствовать, но функции выполнять будет. Вы согласны, а это значит одно: добро пожаловать в увлекательный мир эндодонтии! Здесь изучают строение и функции тканей внутри зуба, лечение их заболеваний, методы работы в полости зуба. Из практики: 80% эндодонтии начинается с того, что уже поздно «просто лечить кариес». Sapienti sat.
     Так что вернемся к этой картинке:
Копирайтер, найди другую картинку     Что в одном, что в другом случае пульпа уже не жилец, и ее удаляют, чтобы избавить зуб от источника инфекции. Может быть, ее бы удалось спасти на самом раннем этапе пульпита, но его, во-первых, почти невозможно застать, а во-вторых, трудно дать благоприятный прогноз на будущее: не исключено повторное воспаление. Раньше пульпу удаляли в несколько посещений, сперва убивая мышьяком, но нынешний уровень анестезии позволяет вытащить ее за раз. Хотя иногда приходится прибегать к этому старому и вредному методу — например, когда у пациента аллергия на компоненты анестетика.
     Смазываем места укола «Лидокаином», ждем, делаем инъекцию основным анестетиком. Можно прополоскать и сплюнуть. Ждем… Кстати, а почему бы просто не вырвать проблемный зуб, особенно, если это какой-то незаметный моляр? И ну его, этот периодонтит, ведь зубов полно, можно и другими жевать! А хотя бы даже из-за феномена Попова-Годона.
Popov-Godon     Природа, почувствовав пустоту, запускает компенсационный механизм, и соседние зубы начинают смещаться в сторону утраченного, становясь при этом вкось и вкривь и лишаясь поддержки друг друга. Более того, зуб-антагонист, расположенный на том же месте, но на другой челюсти, в поисках своего «напарника» будет все дальше и дальше выдвигаться, пока не нарушит прикус настолько, что жевать станет просто невозможно. Тогда его придется или удалять, или радикально подпиливать (бывает, что и на половину коронки), или ставить на место ортодонтическими конструкциями. Получается, что потеряв один зуб по болезни, можно запросто лишиться еще нескольких здоровых.
     Профилактика вредного феномена — своевременное протезирование утраченных зубов или отказ от их удаления и лечение «до последнего», чем мы сейчас и займемся.
     Ну, как, занемело? Начинаем.

Этапы эндодонтического лечения

1. Обеспечиваем доступ к каналам зуба
Эндо-1     С помощью турбинного бора раскрываем полость и пульповую камеру, удаляя все пораженные кариесом ткани и частично захватывая здоровые. Зачем? Кариес намного легче уничтожает дентин, чем эмаль, и часто бывает, что на ней видна только маленькая дырочка, а стоит углубиться, как проваливаешься в широкую пещеру. Оставлять слой эмали без подлежащего дентина нельзя (она обязательно отколется), поэтому приходится ее иссекать. А если кариес был на контактной поверхности моляра или премоляра, то доступ приходится организовывать с жевательной поверхности, которая может быть вообще не повреждена. Это я отвечаю на вопрос «Доктор, ну зачем же было так рассверливать?».
     А я всегда рядом, слева за вашей головой. В моих владениях слюноотсос, пылесос и другие инструменты. Анекдот про то, что стоматологи — самые суеверные люди, потому что все время говорят «Сплюньте», больше не актуален.
     Пациенту на заметку. Если поток всасываемого воздуха раздражает какой-либо зуб — немедленно скажите об этом врачу. Скорее всего, у нас еще один пульпит на подходе.
Кариес-4     Эндодонтия может ВНЕЗАПНО начаться и при лечении глубокого кариеса, когда происходит случайное раскрытие пульповой камеры. Тогда лечение идет по схеме травматического пульпита: удаление пульпы и пломбировка каналов. Есть ли в этом вина врача? Сказать наверняка сложно. Может быть, доктор действительно упустил что-то в топографии полости, и произошла ошибка. Может быть, так сошлись звезды, что полость дошла почти до пульпы, а бор внезапно провалился в нее через дентин. Может быть, нам всем очень повезло, что этот зуб не придется перелечивать от обострившегося пульпита, ведь размягченный кариесом дентин, лежащий на пульпе — вернейший путь к ее воспалению.
cofferdam_1 cofferdam_3     Слышите щелчки? Сейчас будем накладывать коффердам. Это такое полотно из латекса, которое изолирует зуб от слюны, крови, влаги из выдыхаемого воздуха, что очень важно для последующих работ, где необходима предельная чистота. Кроме того, это защита от случайного попадания препаратов и инструментов в дыхательные пути и пищевод (увы, порой случается и такое). Я по шаблону пробиваю в резине отверстия, куда пройдут нужные зубы, а затем мы фиксируем коффердам специальными замками — кламмерами.
     Пациенту на заметку. Перед наложением коффердама мы попросим вас прополоскать рот, так вот, делайте это обстоятельно, чтобы удалить всю пыль и опилки. Слюноотсос вернется нескоро, и вам снова придется глотать слюну самостоятельно, так что чем чище ротовая полость, тем приятнее.

2. Инструментальная обработка каналов
Эндо-2     После препарирования полости коронковую пульпу можно легко удалить бором или экскаватором, а вот для корневой части приходится использовать пульпэкстракторы — иголочки с загнутыми назад зубцами на поверхности. Стоматолог, введя инструмент в канал, проворачивает его несколько раз и вынимает вместе с пульпой.
Files     В узких и сильно изогнутых каналах для этой цели могут применяться эндодонтические файлы — маленькие, но очень гибкие напильники определенного сечения и диаметра.
     Львиная доля эндодонтии приходится на работу с каналами. Не уделив им должного внимания, можно гарантировать только повторное появление инфекции. Чтобы этого избежать, каждый канал нужно обработать по всей длине, полностью вычистив его от остатков пульпы, при этом не выйдя за пределы корня. Но как ее узнать, эту длину? Зубы, в отличие от болтов и гаек, не подвластны ГОСТам. Есть три основных метода:
Maxilla Mandibula
     1. Специальные таблицы, где для каждого зуба указана длина корня и коронки, количество каналов, их направление и многое другое. Maxilla — верхняя челюсть, Mandibula — нижняя. Но отклонение плюс-минус полтора-два миллиметра не исключает ошибок.
http://www.voroscopes.co.uk/news/16022015-case-study-acute-apical-periodontitis/     2. Рентгенологический метод. В каналы зуба вводят файлы и делают снимок. Файлы ярко светятся, и по их положению относительно верхушки корня можно понять, дошел конец инструмента до апикального отверстия или нет.
01 02
     3. Метод с использованием апекслокатора. Пациенту на губу вешается металлический крючок — один контакт прибора. Другой контакт крепится к файлу, вводимому в канал. Апекслокатор, непрерывно измеряя сопротивление между контактами, показывает, где находится кончик инструмента, и сигнализирует звуком. Из радиолюбительского уголка сообщают, что примерно так же прозванивают цепи мультиметром.
http://plomba911.ru/ http://plomba911.ru/
     Второй метод часто сочетают с третьим, проверяя длину, что апекслокатор указал как рабочую, рентгеновским снимком. Почему это так важно? Необработанный до конца канал невозможно полностью дезинфицировать и запломбировать (1), что обязательно приведет к повторному развитию инфекции. Выхода инструментов и пломбировочного материала за верхушку (2) тоже надо избегать, чтобы не травмировать периодонт и не провоцировать ответную воспалительную реакцию.
     Теперь, точно зная рабочую длину канала, можно расширять его машинными и ручными файлами. На инструмент надевается ограничитель, с которым он не должен опускаться ниже определенного уровня (на рисунке мы уже рискуем выйти за апекс) — и вперед! Со стенок канала удаляется инфицированный дентин и постоянно производится его промывание антисептическим раствором — например, гипохлоритом натрия, отчего при лечении нередко пахнет «хлоркой». Антисептик вымывает дентинные опилки, уменьшает трение инструмента и растворяет остатки пульпы в ответвлениях каналов, недоступных для обработки. Эта процедура занимает больше всего времени и сил, поэтому те, кто думает, что врач намеренно вскрыл пульпу в здоровом зубе только для того, чтобы срубить «капусты», ошибаются. Как мне подсказывают из радиолюбительского уголка, это примерно то же, что если бы мастер по ремонту бытовой техники стал перематывать первичную обмотку трансформатора в пришедшем на замену пасика магнитофоне (что бы это ни значило). Хотя мастера, как и врачи, бывают разные…

3. Пломбирование каналов
Эндо-3,5     Когда все каналы обработаны, их можно пломбировать пастой на основе гидроксида кальция. Она хорошо работает как антисептик, а если немного вывести ее за апекс при периодонтите, то ускорит регенерацию кости. Зуб закрывается временной пломбой из фосфат-цемента (отличительный признак — кислый привкус во рту сразу после установки), и на этом первая часть лечения закончена.
     Пациенту на заметку. Когда вас попросят «пощелкать зубами» — отнеситесь к этому добросовестно. Плотно стисните зубы и чуть подвигайте челюстями во всех направлениях — так вы зададите максимально анатомическую форму пломбе, пока она еще мягкая. Для полного затвердения ей нужно около двух часов, и именно на столько надо воздержаться от приема пищи и воды. Впрочем, по воспоминаниям пациентов, ничто так не отбивает аппетит, как поход к стоматологу…
     На следующее посещение вскрывается полость и распечатываются каналы. В случае периодонтита можно еще несколько раз повторить замену кальция с интервалом два-три месяца — это поможет восстановлению кости. Пульпит же подходит к концу. Каналы герметично пломбируются гуттаперчей — тонкими резиноподобными штифтами. Придется еще раз пройти на рентген, чтобы доктор убедился, все ли в порядке. Бояться не надо: дозы облучения настолько малы, что выгрести годовой максимум можно только просветив раз по двадцать каждый зуб.
     Помимо метода латеральной конденсации гуттаперчи (грубо говоря — плотное набивание ею каналов) в ходу еще «термафилы» (предварительно разогретая гуттаперча, которая при введении в канал заполняет все его скрытые отводы) и горячая гуттаперча «System B» (принцип клеевого пистолета). Затем зуб накрывается временной пломбой, и вторая часть лечения заканчивается.
     Пациенту на заметку. Можно смело отказаться от анестезии — больно не будет. А на сэкономленные деньги накупить конфет, если эндодонтия от них еще не отвернула.
     Резонный вопрос: почему бы сразу не установить постоянную пломбу, раз инфекции нет и каналы запломбированы? Дело в том, что пломбировочный материал должен «схватиться» и затвердеть. Кроме того, если вдруг начнутся постпломбировочные боли и пойдет воспалительный процесс, то для доступа к каналам намного проще счесать мягкий фосфат-цемент, чем фотополимер.
     Историческая справка. В Советском Союзе был необычайно распространен резорцин-формалиновый метод лечения пульпита — простой, быстрый и дешевый. Если кратко: после удаления коронковой части пульпы каналы пломбировались специальной пастой, которая мумифицировала остатки пульпы, убивала всю микрофлору и постепенно застывала до полной герметичности. Как оказалось впоследствии — каждый пункт можно сопроводить словом «якобы». Якобы убивала и якобы мумифицировала, потому что скрытое воспаление в необработанных каналах продолжалось много лет, пока не обострялось до периодонтита с огромной кистой на каждом корне — а это уже грозит удалением. Якобы застывала — но не факт, что равномерно и на всю глубину канала — на рентген-снимке паста никак не видна. Радиолюбительский уголок проводит аналогию с шуршащим потенциометром, когда вместо полной разборки, чистки и смазки его заливают машинным маслом через отверстие в корпусе.
DSCN1400     Мало того, что резорцин с формалином ядовиты и опасны для здоровья, так они еще пропитывают дентин, окрашивая его. На фото — резорцин-формалиновый 26 характерного розового цвета. Зарубежные стоматологи называют их Russian Red и боятся как огня ввиду сложности повторного лечения или удаления — зуб становится стеклянно-хрупким. Увы, на постсоветском пространстве этот метод все еще не забыт, пользуются им в основном в государственных поликлиниках, но бывают и исключения. Обязательно узнайте у доктора, чем он собирается пломбировать каналы, и при упоминании резорцин-формалиновой пасты бегите.
     В третье посещение мы устанавливаем постоянную пломбу.
Dental pin     Сильно разрушенным зубам показаны титановые или стекловолоконные штифты, поскольку большая пломба от нагрузки или сама пойдет трещинами, или расколет зуб изнутри (1). Штифт перераспределяет давление так, чтобы вектор силы был направлен вдоль корня (2). Если же от коронки зуба остались только рожки да ножки, то приходится ставить искусственную — например, керамическую.
     Очень хорошей эстетики пломбы можно добиться при использовании светоотверждаемых композитов. Врач послойно наносит материал, а я с помощью лампы синего свечения помогаю ему полимеризоваться.
Polimerizator     Из радиолюбительского уголка докладывают, что именно так — послойно — создаются композиты на основе суперклея и соды.
     Затем врач шлифует и полирует пломбу (за гладкую поверхность зубному налету сложнее зацепиться), а потом засовывает между зубами артикуляционную бумагу (мы называем ее «копиркой») и предлагает «пощелкать зубами». Моя рекомендация в силе — сомкнуть зубы и хорошенько подвигать челюстями.
Paper     На выпирающих частях останутся заметные следы, и доктор прицельно удалит лишний материал.
     Пациенту на заметку. В народе ходит мнение, что если пломба мешает смыкаться зубам, то это дело житейское, дескать, притрется. Фосфат-цемент непременно притрется, и даже продавится, и даже выпадет. А фотополимеры по истираемости приближаются к эмали, поэтому единственное, чего можно добиться ожиданием — хронический травматический периодонтит. Поскольку зубы-антагонисты первым делом стучат по выпирающей пломбе, то реставрированный зуб постоянно подвергается микротравме, что приводит к воспалению связочного аппарата. А проблемы можно избежать, просто попросив доктора еще раз пришлифовать пломбу.
     Другие верные способы заработать хроническую травму — перекусывать нитки, зачищать провода зубами, грызть ногти и карандаши. Я предупредила.
     Фотополимерной пломбе не нужно время на застывание — она готова к работе сразу после того, как ее отполировали. Так что, если есть аппетит, можно сразу же заказывать большую пиццу и лечить душевные раны. Но лучше выждать те же два часа, чтобы анестезия «отпустила», иначе можно случайно сжевать внутреннюю поверхность щек, а это, поверьте, будет очень болеть. Впрочем, анестезия для установки пломбы нужна только при лечении кариеса — депульпированный зуб прекрасно обходится без нее.
Эндо-4     На здоровье! И больше нам не попадайтесь! А это не так уж и сложно:
     1. Поскольку эндодонтия почти всегда начинается с запущенного кариеса, то и пульпитов-периодонтитов можно избежать, вовремя его вылечив.
     2. Больше всего кариес любит сладкое, но для его развития важно не количество, а время экспозиции. Некоторые бактерии, находящиеся во рту каждого из нас, питаются сахаром, выделяя при этом кислоты, которые разъедают эмаль зубов. Слюна нейтрализует их действие, но уже через 10-15 минут ее эффективность падает. Следовательно, чем дольше сахар находится во рту, тем хуже приходится зубам. Поэтому:
     а) предпочтение отдаем шоколадным конфетам, которые можно уничтожить за пару укусов;
     б) карамельки, ириски, чупа-чупсы в рот не тянем и утилизируем как ядерные отходы;
     в) формула успеха лично от Антон Семеныча: «поел сладкого -> получил удовольствие -> прополощи рот».
     3. А чтобы не запускать кариес, надо запомнить три слова: «гигиена» и «регулярная дефектовка». По первому пункту — чистка зубов минимум дважды в день через полчаса после еды (сразу после приема пищи эмаль ослаблена и легче истирается под действием щетки). Второй пункт — встать, страх преодолеть, и записаться на прием к доктору, чтобы узнать состояние дел, а в дальнейшем повторять это каждые полгода.
     P. S. Слыхали, небось, что в окопах нет атеистов? Ну так и в нашем кресле тоже. Попросите святую Аполлонию, покровительницу стоматологов, о помощи: о безболезненном лечении и благоприятном прогнозе, о соответствии протоколу лечения и капельке удачи для доктора. И про нас, ассистентов, не забывайте.

Отрывки из повести «Твой дом там, где твой Бензовоз».

А вот что скажу я:

     За рекламу «Кетанова», «Нимесила», соды или «ЗИЛ-4334» я не получил ни копейки.
     Состав истории: 10% правды натуральной, 90% — брехни концентрированные.
     Несмотря на это, все зубные приключения происходили со мной в сентябре 2015-го, и переданы Леськой с минимальными изменениями.
Periodontitis Flux     Кроме того, дополнительная эндодонтия по вине контактного кариеса вылезала в апреле и июне, но уже совсем на других зубах. А если говорить о номере 36, то на второй замене кальция (январь 2016-го) рентген показал, что кость понемногу нарастает. В мае мы решили, что пора закрыть каналы «термафилом», а вместе с ними закрыть и вопрос периодонтита, тем более, что кость почти пришла в норму.
Толмач_Е_20120317_6731 Толмач_Е_20130119_10153-Version-2
     Вышло примерно так же — фото с сайта Романа Булавко. На первом снимке видно разрежение кости вокруг самого левого корня, на правом снимке (сделан через 8 месяцев) его уже нет.
01_03_2013     А этим снимком периодонтитного 47-го зуба поделился доктор Адриан Стюарт. Судя по размеру резорбции — это уже не гранулёма, а полноценная киста. Такие зубы спасти удается не всегда.
13_6_2016      И тем не менее — контроль через три года после лечения показал полное восстановление костной ткани.

     К словам Свет-Ланы Дель Владимировны могу добавить еще три вещи:
     а) коффердамом, к сожалению, пользуются не везде, хотя он нужен не только для эндодонтии, но даже для лечения поверхностного кариеса — фотополимерные пломбы разрушатся раньше, если во время их установки на поверхность зуба попала влага;
     б) есть мнение (в последнем абзаце статьи), что многомесячное хождение с кальцием в каналах для лечения гранулёмы как минимум бессмысленно, и с хроническим периодонтитом поступают так же, как и с пульпитом — чистка каналов, их пломбирование, реставрация коронки зуба (два-три посещения). Гранулёма в отсутствии микрофлоры исчезнет сама. Надо сказать, моя постоянно разваливающаяся временная пломба очень портила настроение и планы, потому что происходило это обычно вдали от основного стоматолога, и приходилось бежать куда поближе, лишь бы полость закрыли. А сколько «радости» доставили дважды откалывавшиеся куски зуба
     в) И не читайте вы в интернете хрень всякую. Тут приемник, бывает, по интернету не удается отремонтировать, а люди себе диагнозы ставят и на форумах консультируются вместо того, чтобы пойти к врачу. Даже при наличии всех анализов, ортопанорамы и прицельных снимков больного зуба нигде вы не узнаете о своей проблеме больше, чем в кресле у специалиста.

     Так что не затягивайте с ремонтом зубов! Прокрастинация портит здоровье и очень сильно бьет по кошельку. Если «просто кариес» стоит X денег, то эндодонтия — 3…6*X, в зависимости от количества каналов и объема реставрации. Всегда вспоминайте бессмертное:

ivan-vasil`evich1

Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая… три куртки…

     Из ниоткуда оно бы не взялось. А у моего стоматолога вообще должно быть что-то вроде этого:
spidola 282937237

Благодарности

     Разве мог бы я такую «Войну и мир» написать в одиночку? Конечно, нет. Мне помогали:

     Сара Орли — рисунки с ночным Майами и автотуристами на пляже;
     Дашка — все зубные рисунки, сделанные карандашом;
     Макс — школьный друг, с которым мы когда-то водили один грузовик в УПК, теперь рецензирует мою околомедицинскую писанину;

     Владимир Александрович — рыцарь бормашины и штопфера, победитель периодонтитов и гроза любому флюсу. А его ассистентки, в частности, Оля, не могли не повлиять на образ Светки;
     Владимир Ярославович, Светлана Вадимовна, Сергей Викторович, Ольга Яковлевна оперативно восстанавливали временную пломбу;
     Ирина Олеговна пока что известна мне как ликвидатор полостей V класса по Блэку и приятный собеседник;
     Дмитрий Иванович еще в далеком детстве поделился секретом употребления сладкого.

Что еще почитать

Для глобального погружения в атмосферу:
Терапевтическая стоматология. Учебник для студентов медицинских вузов. Боровский Е.В.

В дополнение к главам 1-3 (лето; устройство зуба; периодонтит):
Поверхности зуба, зубная формула
Системы нумерации зубов: ISO (FDI), универсальная, Зигмонди-Палмера (+наглядные иллюстрации) | Стоматологический портал Stomanet.ru
Нумерация зубов в стоматологии — рисунок, схема, фото, как нумеруются зубы
Строение зуба
Классификация кариеса
Лечение периодонтита маргинального апикального | Mos-stomatolog
Периодонтит: лечение
 Успешный случай лечения периодонтита 36 зуба (возможно кисты)
Лечение хронического апикального периодонтита трехкорневого первого нижнего моляра с пятью каналами с атипичным течением
Что такое периодонтит — фото, хронический и острый, апикальный и краевой
Периодонтит: что это такое, классификация, симптомы, лечение и фото
Гранулема на корне зуба
Гидроксид кальция в эндодонтии: вчера, сегодня, завтра
Acute apical periodontitis

В дополнение к главе 4 (периостит/флюс):
Периостит челюсти: симптомы, причины, лечение периостита нижней и верхней челюсти, одногенный (флюс) периостит зуба

В дополнение к главе 5 (эндодонтия):
Что делать, если выдвинулся зуб? Об ортодонтическом перемещении отдельных зубов… | PerfectSmile
Эндодонтия. Суть лечения
Этапы эндодонтического лечения зубов
Доступно о лечении каналов зубов… | PerfectSmile
Пульпит – лечение при помощи удаления нерва в зубе
Современные методы лечения пульпита
Популярная стоматология. Что такое «коффердам»?
Методы определения рабочей длины корневого канала
Определение рабочей длины с помощью апекслокатора
Особенности работы с зубами после метода Альбрехта
Пломбирование корневых каналов при пульпите и периодонтите
Гранулемы на корнях, перелечиваем каналы зуба | PerfectSmile
Латеральная конденсация: Преимущества и Недостатки
Пломбирование корневых каналов с использованием системы «Термофил» | Статьи о лечении зубов
Пломбирование корневых каналов горячей гуттаперчей (Вертикальная конденсация, 3D-обтурация)
Эндодонтические инструменты: Виды, Строение, Стандартизация (эндоинструменты)
Как правильно есть сладости: valera_kolpakov

Дополнение от 20.12.20

Оказалось, что Дашкины картинки за четыре года прижились на сайтах разных стоматологий, и теперь попробуй ещё докажи, что изначально они появились у меня в блоге! Я рассказывал, как боролся с этим явлением:

Эксперименты над авторским правом в интернете
Эксперименты над авторским правом в интернете. Часть 2

И буду бороться дальше, потому что это дело принципа. Я писал статью для удовольствия, даже не имея мыслей о том, чтобы с этого поиметь выгоду. Картинки же заказывал для того, чтобы выделиться из кучи репостов, привнести новый и уникальный контент в интернет — и я совсем не рассчитывал увидеть их на коммерческих ресурсах. То есть, получается, время и силы тратил я, а результатами труда пользуются непричастные проходимцы?

Поэтому — факты:
— да, это мои изображения: нарисованы знакомой художницей по моему заказу для моего блога;
— нет, эти картинки нельзя скопировать себе, если вы представляете бизнес. Я не разрешу вывешивать их на сайтах стоматологических клиник, или в их «сториз» «Инстаграма», или в группах на «Фейсбуке». Смысл такой — если вы бизнес, то вы ищете материал в другом месте;
— нет, отмазки про «свободную информацию» не прокатят. Читайте статью о том, где брать картинки безопасно и без проблем. Автор здесь я, и правила использования моих работ устанавливаю тоже я;
— да, вы можете скопировать картинки себе в блог, в дневник, в «ленту» — можете, если не имеете с этого коммерческого интереса и если честно укажете источник изображений. Активная ссылка, которая ведёт на эту статью — и мы в расчёте. Можете не писать и не спрашивать разрешения.
— нет, вы не сможете меня обхитрить. Отмазка про то, что ваша стоматология взяла картинку у другой стоматологии, которая забыла указать автора, не прокатит. Отвечайте за свои слова и поступки: нельзя — значит нельзя.

Запись опубликована в рубрике Медицинское, Писательское, Random. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 отзыв на “Периодонтит

  1. Уведомление: Фиброзный пульпит: симптомы и лечение острого и хронического фиброзного пульпита

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s