А восьмерочки-то под удаление!

     Впервые эту знаменитую стоматологическую фразу я услышал в 2010-м году, когда мы решились на установку брекетов. Мой новый стоматолог — женщина с короткими черными волосами и татуировкой божьей коровки на шее.
     — А что, — говорит она, — можно и поставить. На верхнюю челюсть поставить и на нижнюю. А восьмерочки-то под удаление!
     Я едва устоял на ногах. Это как же — из живого человека шестнадцати лет за просто так выдергивать зубы мудрости, которые даже не прорезались полностью? И ведь чего ради? А может, у меня не так уж все и криво, а может, я пойду?
     «Железки» все же установили, пусть и без удаления восьмерок. Я сразу вспомнил Шэрон, героиню мультика Braceface из далекого детства.
e9ecc2e844d3d0ccbfe4aad1d4479ace
     Ее брекеты могли примагничивать предметы, притягивать молнии, подслушивать телефонные разговоры, заводить машину, включать ксерокс и многое другое. Мои ничего такого не умели, разве что на нижней челюсти скалывались раз в три-четыре дня, и приходилось их клеить заново. Так они относительно благополучно отстояли полтора года лечения, и более вопрос удаления не поднимался, покуда в сентябре 2015-го меня совсем уже в другую клинику совсем уже другого города не привел обострившийся хронический периодонтит.
     — Доктор, — говорю, — вот вам номер 36. Болит — сил нет. Выпирает, шевелится — жевать невозможно.
     — Давайте смотреть, — отвечает он и постукивает зондом.
%d0%b7%d0%be%d0%bd%d0%b4-%d0%b7%d1%83%d0%b1%d0%bd%d0%b8%d0%b9-%d0%b7%d1%96%d0%b3%d0%bd%d1%83%d1%82%d0%b8%d0%b9
     — Так больно? А так? Ага, ну, давайте еще на снимочек пройдем, но тут и так видно, что это периодонтит. И восьмерочки удалять надо.
     — Ой, — говорю, — доктор, вы у меня не первый. Я это слышал еще пять лет назад, когда брекеты ставили. Нет, не у вас…
     Как мы периодонтит лечили — история отдельная, там целую книжку можно написать. Главное, что летом 2016-го возвращаюсь я в ту клинику, где ставили брекеты, но уже к другому врачу — «Божья коровка» уехала в другую область, но так, что вообще из страны. Парадокс.
     — Здравствуйте, — говорю, — рад знакомству. С восторгом предаюсь в ваши руки в… Хм, а так бывает? Ладно… В руки в черных перчатках, надеюсь на них и уповаю. Давайте продефектуем, что там наломалось, и починим.
     — Давайте, — говорит, — это мы можем. Хотя тут вообще-то восьмерочки удалять надо.
     И доходчиво объяснила, зачем.
     Оно-то ведь как? Люди, как обычно, делятся на два типа: те, кто против удаления зубов мудрости, и те, кто за. Аргументы обычно такие:
     «Против»:
     — если они у человека есть, то нечего со своими рацпредложениями лезть — небось, Главный Инженер не глупее;
     — если уж так вышло, что человек потерял семерку — можно использовать восьмерку для мостового протеза. А если семерка потеряна в очень молодом возрасте — восьмерка даже может встать на ее место.
8-1
     Вот, например. Хотя тут все решилось только наполовину благополучно;
     — да и вообще — если зубы мудрости не болят, то чего их вообще трогать?
     «За»:
     — у современного человека зубы мудрости — рудимент. С развитием кулинарии люди перестали есть грубую и жесткую пищу, для которой были нужны третьи моляры. Теперь эти зубы не участвуют в жевании, поэтому не способны самоочищаться. А еще их сложно чистить и лечить, потому что они далеко. Все это создает благоприятные условия для развития кариеса;
     — довольно часто восьмерки растут криво или даже горизонтально, упираясь в семерки и провоцируя контактный кариес.
rentgen_3 ddd1-250x166
     Спросите знакомого стоматолога, сколько он повидал семерок, испорченных по вине восьмерок. Он вам и ответит: миллион кариесов второго класса по Блэку, сто тысяч пульпитов, десять тысяч периодонтитов.
8
     Мнение врача со стоматологического форума stom.ru;
8-2
     Мнение пациента;
1stom
     — всем, кто пережил неудобства, связанные с ношением брекетов, и думает, что все плохое позади: если в челюсти мало места, то вылезшие восьмерки подвинут остальные зубы, и этого может быть достаточно, чтобы вся ортодонтическая работа сошла на нет.
%d1%82%d0%be%d0%bc-%d0%ba%d1%80%d1%83%d0%b7 david-bowie
     А это значит — снова улыбка а-ля Том Круз или Дэвид Боуи в молодости. Именно этот аргумент, сдвинув маску с лица, мой новый стоматолог и показала на себе. Я проникся и сказал, что обязательно приду, вот только сначала мы расправимся с тем пятым классом по Блэку, что надефектовали.
blekv
     На это ушел месяц.
     За летом пришла осень, а с ней и чувствительность некоторых зубов. Пришлось снова лечиться далеко от дома, в той же клинике, где мы боролись против периодонтита. И вот я прихожу со списком дефектов и говорю:
     — Не скучали, доктор? Я вам тут принес пришеечной чувствительности. Смотрите — 13, 15, 25. И 47 еще не нравится, там на боку вылезло пятно. И это… Восьмерочки-то давайте удалим. Хотя бы нижние.
     Конечно, клиновидные дефекты да пятый класс по Блэку лечить намного приятнее и быстрее, чем эндодонтией заниматься. Так что на конец сентября записываюсь я на удаление зуба. Подготовился заранее: научился варить суп, купил стратегический запас обезболивающего, начитался всяких гадостей в Интернетах — как, дескать, операции проходят, да какие осложнения бывают, да как этого, главное, избежать. Даже убедил себя, что это будет интересное и полезное для здоровья приключение, новый опыт, возможно, новый рассказ… И вот пожалуйте! Простуда. Пришлось откладывать визит на полторы недели. Этого времени оказалось достаточно, чтобы «перегореть». Нет больше боевого настроения, сон беспокойный, по вечерам вообще тоска берет. Но ведь бежать некуда — восьмерки сами не выпадут.
     И вот приезжаю я, значит, с утра пораньше в город, варю суп пожиже, слушаю на «ВЭФе» Manowar (Heart Of Steel ну очень настраивает на подвиги) и давай собираться.
     Час двадцать до назначенного времени.
     На дорогу уйдет двадцать минут.
     А дома сидеть уже не могу! Черти надирают. Лучше на пятнадцать минут раньше приду, чем хотя бы на пять опоздаю. Девчонки-администраторы это уже знают, и когда я совсем рано прихожу, даже чай и кофе предлагают. Отказываюсь. Профессиональная привычка: страшно не люблю, когда в ремонт приносят пыльную, грязную, обжитую тараканами технику. Вот и стоматологу не хочу поле работы чаем заливать.
     Посмотрелся напоследок в зеркало: вон они, нижние восьмерочки, 38 (левая) и 48 (правая). Кто-то из них не вернется домой.
ispolzovanie-kapy-posle-breketov
     Мне лично 48 меньше нравится: у него недавно очередной бугор через десну прорезался, и от этого каппы, фиксирующие зубы по ночам (наследие брекетов) стали плохо садиться.
dscn1726
     По совету стоматолога сразу взял с собой пакетик «Нимесила».
     Выезжаю на улицу, выбираю самую длинную дорогу, дальше третьей передачи не разгоняюсь, и подтормаживаю, подтормаживаю все время, аж в кабине палеными колодками воняет. Надирают черти, ох как надирают.
cab smile-1275668_1920
     Я всегда за рулем, даже когда иду пешком. Я не художник, но я так вижу.
     Пришел, как обычно, минут за двадцать «до», однако спокойно посидеть и попереживать перед аквариумом не дали — почти сразу же администратор своим шикарным контральто пригласила в кабинет.
     — Здравствуйте, — ассистентке — она из дверей первая видна. — Здравствуйте, — доктору.
     — Так, и что мы сегодня делаем? — спрашивает.
     — Давайте нижнюю восьмерку дергать.
     — Давайте. Сначала посмотрим, какую.
     А у меня, надо сказать, обе они прорезались частично, только 48 больше, а 38 меньше. Да и в левом углу рта совсем некстати образовалась трещина-заеда, ангулит, если по-научному. И это еще два аргумента в пользу того, чтобы начать с 48-го. На том и порешили.

48

radioviziografiya2 mediadent-mdx2-usb
     И вот мы втроем идем в хорошо уже знакомую комнату с радиовизиографом. Вильгельм Рентген утирает слезы умиления — все снимки делаются с ничтожными дозами облучения и хранятся в электронном виде на компьютере.

     Помню забавный случай в клинике, когда мне только ставили брекеты. Провели на ортопанораму — это такой же рентген, только делается снимок всех зубов сразу. И тут же после сканирования слышу звук ошибки. А монитор так повернут, что мне все видно, и панель задач от Windows Vista — тоже. Тут я испугался. Может, не надо в лечебном деле «Висту» использовать? А то заглючит ее, напридумывает чего-то, а потом по этой инструкции станут лечить… Мне полутора лет с нею на ноутбуке вполне хватило!
     Вот доктор просовывает датчик к зубу — дышать становится тяжело, но терплю. Ассистентка с пульта запускает аппаратуру. Первый снимок не захватил корни — делаем второй. Ага, как же, как же, видно. Два корня, передний чуть загнут назад.
     — Ничего, — говорит доктор, — это не страшно, вытащим. Пройдемте в кабинет.
1157921
     Для меня лично самая бесполезная вещь в стоматологии — аппликационная анестезия. Это когда с помощью ватного тампона наносят вспомогательный анестетик на те места, куда будут сделаны инъекции основного. По идее, это делает уколы полностью безболезненными, но я что так, что так прекрасно чувствую иглу. Вот и в этот раз то же самое.
     «Аппликация». Десна и щека начинают немного неметь. Ждем пару минут. Обкалываем зуб с нескольких точек, несмотря на гримасы пациента. Стиль врача такой, что он сначала дает малую дозу, чтобы понемногу начали выключаться нервы, и только минут через пять добавляет нужный quantum satis.
     Доктор выходит из кабинета, а слева от меня на вертящийся стул присаживается ассистентка — молодая светловолосая девчонка. Я смотрю в телевизор — не важно, что показывают, лишь бы отвлекало.
     — Вы себя хорошо чувствуете? — слышу ее глубокий голос.
     — Да, шпашибо, — отвечаю, еле ворочая языком. Нижний правый угол у меня вредный — там живет непьянеющий номер 47, который уже дважды лечили, и дважды были проблемы с его обезболиванием. То ли нерв у меня там идет не так, как у людей, то ли еще что, но анестетик сразу уходит в язык и щеку, и никак не на зуб.
     Возвращается доктор, и мы докалываем всю дозу. Теперь боль почти не чувствуется. Начинает неметь подбородок до самых передних зубов. Доктор снова уходит.
     — Смотрите, вам может показаться, что нос не дышит, или что горло болит, — предупреждает ассистентка. — Это бывает при анестезии.
     — Понял, — говорю, и хочу добавить, что мне после простуды и так носом дышать тяжело, но удивительное дело — воздух идет как в лучшие времена. То ли «Фармазолин» сработал, что я пшакнул по дороге, то ли от страха — у страха ноздри велики, говорят.
     — А если почувствуете тошноту, или голова заболит — сразу скажите.
     — Да, — отвечаю, — конечно.
     Она шумно дышит. Не так, как через респиратор, но тоже заметно. Конечно, это из-за маски. Вспоминается что-то из «Наутилуса»:
     И что над нами — километры воды,
     И что над нами бьют хвостами киты,
     И кислорода не хватит на двоих.
     Я лежу в темноте

     Слушая наше дыхание,
     Я слушаю наше дыхание.
     Я раньше и не думал, что у нас
     На двоих с тобой одно лишь дыхание.

     Так в них и влюбляются. Тема медсестры и больного обыграна многими фильмами, но самый-самый, конечно же — «Джонни взял ружье».
     В очередной раз она спрашивает, все ли хорошо. Я отвечаю, что да. И решаю поддержать разговор.
     — А что это за анестетик?
     — «Артифрин».
     Я издаю многозначительное «угу» и тут же забываю новое название.
     — Вам это о чем-то говорит? — по голосу слышу, что улыбается.
     — Ну, не то чтобы… Я другие анестетики знаю. Вот «Ультракаин»…
     — Да, есть такой.
     — Или «Убистезин».
     — Тоже есть.
     — У меня просто друг в Харькове учится на врача, вот я от него и слышал.
     — На стоматолога учится? — спрашивает.
     — Не. Но я ему свои зубные приключения рассказывал, а он мне свои.
     Тут я хотел ей поведать Максову историю, но поскольку дикция стала совсем ни к черту, то решил свернуть разговор.
     А дело было так. Пошел Макс на реставрацию зуба. Его точно так же обкололи, а он возьми да спроси с серьезным видом: «Ультракаин?». Доктор немного испугалась, потому как не спросила, есть ли у него аллергия на лекарства. Говорит «Да, а что?». А Макс и отвечает: «Так, ничего, проверяю».
     Тут и мой доктор приходит. Я не успел рассмотреть, какой он инструмент взял — подозреваю, что зонд. Тыкает в десну и спрашивает, не колет ли.
     — Нет, — говорю, — ни тут, ни тут, вообще не чувствую ничего.
     — Тогда начинаем.
     И вот спинка кресла опускается, а я, как и всегда в таких случаях, вспоминаю Дэвида Боуи:
     Check ignition and may God’s love be with you!
     Liftoff!

Dzhonni_vzjal_ruzhjo.1971.BDRip1080p[18-19-26]
     Потом само кресло едет вверх, и вот еще один Джонни взял ружье. Помоги нам, святая Аполлония!..
     В кресле у стоматолога надо всегда думать о чем-то хорошем. О грудастых девках. О крутых тачках. Придумывать электрические схемы — вариант для радиолюбителей. Повторять конспекты — универсальное студенческое. Если кто хочет пощекотать себе нервы — пусть вспомнит вступление к Metallica — One, а еще лучше — клип. И в самую последнюю очередь пусть пациент думает о том, как что-то может пойти не так.
Элеватор
     А меня вот заклинило на тупом наблюдении. И что я вижу? Как берет мой доктор элеватор, вставляет его куда-то в район зуба и начинает раскачивать. Попутно спрашивает, не больно ли. А элеватор что внешне на отвертку похож, что стилем работы с ним.
dip14
     Я точно так же микросхемы DIP14 из плат выковыриваю, предварительно распаяв все ноги.
     И вот крутит он этот элеватор туда-сюда, а я только две мысли в голове имею — что весь дрожу и что ловко он, шельмец, там ковыряется.
      Проходит секунд тридцать, и выясняется, что все готово. В подтверждение врач показывает зуб — желтоватый и с чуть загнутым передним корнем. Точно как на рентгене. Зуб отправляется в плевательницу, ассистентка тампоном удаляет кровь из места операции.
     Доктор дает инструкции:
     — Горячего не есть, горячий душ не принимать, горячее к щеке не прикладывать. По приходу домой приложить лед на десять минут, потом через час — еще раз. Больше не надо, иначе можно нерв застудить. На стороне операции не спать. Первые сутки ничем и никак рот не полоскать, иначе можно выгнать кровяной сгусток из лунки, где сидел зуб.
     Затем подносит шпатель с горкой желтого порошка.
     — Это, — говорит, — антисептик. Мы его в рану засыплем. Запах, если честно, не очень, хотя мне нравится.
     — И мне, — тут же говорит ассистентка. Я принюхиваюсь, но пока ничего не слышно. Порошок пересыпается в лунку.
     — Особенно молодые девушки это не любят, иногда даже приходят со скандалом: две недели невозможно целоваться — парни отворачиваются.
     Я хмыкаю и улыбаюсь широко раскрытым ртом. Наконец стал ощущаться вкус порошка — как будто гетинакса погрыз.
     На сцене появляется зажим с кривой иглой и нитью. Будем шить — так рана быстрее срастется, да и меньше вероятность инфицирования. Процесс занял около пяти минут. Ассистентка тампоном промакивает рану, отрезает нитки, дает рекомендации по поводу треснувшей за время операции заеды — купить витамин А и Е в таблетках. А у меня мазь «Гиоксизон» для этого случая есть. Проверено — помогает очень быстро.
     Наконец ассистентка снимает с меня салфетку и резиновый фартук. Я сразу не вскакиваю, опасаясь ортостатического коллапса. Приняв сидячее положение, смотрю на кучу мусора в плевательнице, откуда едва виднеется мой зуб. Ассистентка отработанным инструментом быстренько разгребает хлам в стороны. Она уже знает мой ненормальный интерес к стоматологии.
     Выходим на ресепшн, доктор выписывает рецепт:
     Антибиотик: «Ровамицин» / «Амоксиклав», по таблетке два раза в день, пять дней.
     Чтобы нивелировать влияние антибиотика на кишечник: «Линекс», по две капсулы дважды в день.
     Полоскания: «Хлоргексидин» после каждого приема пищи. Не совсем даже полоскания, скорее ванночки — налил, подержал, покачал головой и сплюнул. Все это делается аккуратно, чтобы не выпал кровяной сгусток.
     Элемент лотереи: на второй или третий день может опухнуть лицо — явление вполне нормальное. Поэтому есть смысл удалять зубы в четверг или в пятницу, чтобы возможные «последствия налицо» проявились на выходных, когда их проще скрыть от общества.
     На этом прощаемся — снятие швов через две недели. Отдаю администратору свои миллионы. Признаюсь, что я пещерный человек, и прошу показать, как набрать воды из кулера. Она помогает, попутно рассказывая, что из обоих кранов течет вода комнатной температуры — уже были случаи, когда маленькие дети обжигались горячей. Я высыпаю «Нимесил» в стакан и думаю, чем бы его размешать.
     — Давайте я трубочку принесу и теплой воды добавлю, — говорит администратор и уходит со стаканом. Я думаю, что это отличная мысль, и глупо улыбаюсь, когда она возвращается.
33_75_3178
     Разве может в стоматологической клинике найтись другая «трубочка», кроме наконечника для слюноотсоса? Синенький, а в боку заплавлена проволочка — вот почему его можно загнуть крючком и повесить пациенту на губу. Я себе так и представляю коктейльную вечеринку стоматологов: ходят они все и потягивают напитки через трубочки для слюноотсосов. Вот уж воистину в семье радиолюбителя три дочери: Антенна, Спидола и Радиола!
     Ассистентка принесла лед, завернутый в особую стоматологическую салфетку: снаружи она бумажная, изнутри — полиэтиленовая. Я посидел минут десять со льдом на щеке, как порой гости из вежливости еще немного сидят после того, как выпит весь чай, и попрощался.
     В аптеке ни того, ни другого антибиотика не оказалось, но востроносенькая девчонка-провизор быстро подобрала аналогичный «Амоксиклаву» «Аугментин». «Хлоргексидин» оказался двухсотмиллилитровым баллоном, а «Линекс» — он всегда «Линекс». Распихав кое-как лекарства по карманам, я и друг мой грузовик поехали домой, к «ВЭФу», «Нимесилу» и обещанным Интернетами страданиям.

Дальнейшая хронология:

     Вечер нулевой. Анестезия отошла часа через два. Есть легкое покалывание, когда ворочаю языком, наблюдается легкая пульсация и дерганье в месте операции, которые быстро прошли. Сочится кровь, но меньше, чем при дренаже десны. На ночь выпил «Нимесил» — так, на всякий случай. В зеркале видны швы.
     День первый. Ничего не болит. С утра вкус порошка чувствуется особенно отчетливо. Десна немного кровит.
     Вечер первый. То ли иррадиация с нижней ветки тройничного нерва в верхнюю, то ли пульпит в каком-то из тех зубов. Умеренная ноющая боль. «Нимесил».
     День второй. Не болит. Чуть сложнее стало зевать и широко раскрывать рот, но фотокарточку не надуло.
     Вечер второй. То ли иррадиация, то ли пульпит. «Нимесил».
     День третий. То ли иррадиация. «Нимесил».
     Вечер третий. То ли показалось. Стакан воды.
     День четвертый. Не болит. Вкус гетинакса стал слабее, но еще чувствуется.
     Вечер четвертый. Не болит.
     День пятый. Не болит.
     Вечер пятый. Побаливают верхние зубы на другой стороне. Странно, к чему бы это?
     День шестой. Курс антибиотиков закончен.
     …
     День восьмой. Попробовал надеть каппу на верхнюю челюсть — ощущается давление, целиком не налезает, но за пару часов все становится как раньше. Здорово все-таки, что зубы крепятся к челюсти на амортизирующих связках — периодонте.
     …
     Вечер девятый. Думаю, уже можно спать на стороне удаленного зуба, а то весь левый бок за эти дни отлежал.
     …
     День четырнадцатый. Доктор пощелкал ножницами — и швы сняты.
     …
     День шестнадцатый. Каппа на нижнюю челюсть села как к себе домой. Даже тот 47, на который она в последнее время давила, перестал болеть. Вот что значит — появилось место в челюсти! Заодно, похоже, и 38 начал чуточку вылезать — чувствуется, что десна над ним побаливает и режет.

38

     Вот правильно в народе говорят: дай дураку стеклянный хрен — так он и хрен разобьет, и руки порежет.
     Приехал я в город. Как всегда, послушал на «ВЭФе» ободряющей музыки, потому что храбрись-не храбрись, а все-таки экстракция зуба. И дернул же черт на дорожку включить Metallica — One. Послушал ее, почистил зубы, послушал «Пикник»… И пошел, пожелав каждому Джонни избавления от мучений.
     Тормозные колодки на мой «Меркур» придется заказывать опять — стер до основания, пока ехал, и все равно приперся чуть раньше. В этот раз, правда, грех жаловаться на то, что не дали «спокойно посидеть и попереживать». Дали! Минут пятнадцать я автогенерировал легкую панику, несмотря на то, что видел и успокаивающих рыбок в аквариуме (ну, так про них говорят), и дрянные клипы по телевизору, и любимую ассистентку в белом халате с оранжевыми вставками. Администратор обзванивает пациентов, напоминая о записи, и ее низкий мурлыкающий голос хочется слушать снова и снова, но как-то иначе, а не «Григорий, добрый день, стоматология «Белый Фаянс». Вы к нам записаны завтра на шестнадцать ноль-ноль. Всего доброго».
640184
     Она ridiculously похожа на актрису Евгению Гладий.
     А потом пришла другая ассистентка и позвала меня тихо по имени, не став тратить время на ненужные прелюдии вроде ключевой водой напоить меня. Она довольно редко работает в паре с моим доктором, но поскольку я одно время ходил на ремонты примерно так же часто, как и в радиомагазины, то немного знаком и с ней.
     Сел я в кресло. Телевизор, отрада моя и спасение, в этот раз поет и показывает глупости, хотя раньше мы все втроем любили смотреть «Орла и решку», пока ждали прихода анестезии. Я попутно завязываю разговор, мол, я ж не просто так, доктор, я ж не с пустыми руками! У меня есть свежий ортопанорамный снимок на телефоне — уверен, что он нам пригодится. Так что идти на рентген даже не стали — сразу вкатили несколько карпул «Артифрина» в нижний левый угол рта, где двумя корнями засел 38-й.
     А надо сказать, что ортопанораму я делал не из праздного интереса, а скорее наоборот, чтобы знать, на что я могу рассчитывать и как планировать дальнейшую жизнь. Ну то есть заниматься ли наукой, приемниками, грузовиками, или жениться, или стать писателем, или вообще готовиться к земле. Так что снова сходил на историческую родину своих брекетов, где получил сначала дозу вопросов типа «А зачем Вам ортопанорамный снимок? О_о», затем — дозу рентгенов, а затем — консультацию по всем волнующим вопросам. Оказалось, что депульпированных зубов у меня не такой уж и вагон, как думалось, пломбы все на месте, а те «блуждающие дефекты» что я замечал в верхней челюсти после удаления 48-го зуба, дело, конечно, занятное, и поэтому требует пристального наблюдения. В общем, ремонтно-радиолюбительское «как совсем сломается — тогда приходите» стоматологи произносят почти что «как разболится — тогда приходите». Полушутя, конечно, предложили рассверлить и посмотреть, но поскольку я за неинвазивные методы и прочий неразрушающий контроль, то отказался.
     А тем временем я сижу в кресле и отчаянно жду, пока проводниковая анестезия покажет себя в полную силу. Спутать ее невозможно ни с чем — правильно проведенная, она сразу же замораживает половину челюсти до передних зубов. Показатель того, что «клиент готов» — при пощелкивании зубами он не чувствует работы периодонта, зубы словно деревянные. Показываю снимок — два корня, задний чуть загнут вперед.
37-38
     Слева — 37 с коронкой и вкладкой. Справа — 38. Хоть в чем-то мне повезло — у всех зубов мудрости корней мало, и они не особо закручены.
48-47
     Слева был 48, справа живет едва не депульпированный 47. Кариес лучше не запускать, ну да об этом я писал в прошлом стоматологическом рассказе про периодонтит.
     — Давайте пробовать, — говорит доктор, и теперь я ясно вижу, что он взял угловой зонд. Щупаем… Все еще есть места, где ощущается покалывание в десне. Вкатываем еще одну карпулу анестетика. А морда все так же не немеет! Вот один в один, как с «непьянеющим» номером 47, только сторона поменялась: вокруг зуба онемело и язык, а челюсть — ничуть. Ждем еще, снова пробуем. На этот раз Маэстро не шутит и берет элеватор. Снова неудача: в глазах пациента светится Check Engine, а сам он что-то вяло поскуливает. Боль примерно такая же, как при пульпите — а ну как сами попробуйте отверткой возле зуба поковырять — быстро поймете!
     Снова обкалываем нужную область — по реакции пациента можно понять, что остались еще места, куда анестетик не зашел! Значит, можно оставить его «дозревать», а самому пока переключиться на посадку коронки другому пациенту. А я что, я разве против? Да точно так же, пока корпус приемника сушился от помывки, я занимался электронщиной.
     Наконец, после упоминания имен святой Аполлонии, святого Николая, святого Георгия и кого еще из святых я смог вспомнить, онемение медленно и торжественно стало расходиться на нижнюю губу. Это не менее чем через сорок минут от посадки в кресло! Медицина — наука априори неточная, ведь с чем ей приходится иметь дело? С органами, живыми тканями, не подверженными никакой стандартизации! Вот гайка M5 — загляденье, а не деталь. Хоть в Украине их покупай, хоть с «Алиэкспресса» заказывай, хоть дедушкины запасы раскопай, а на болт M5 она накрутится. А органы, в частности, зубы — щас там! То, что один из них удалился любо-дорого, вовсе не означает, что такой же, но на другой стороне, тоже удалится легко. Да у них даже количество корней может различаться — о чем тут говорить?! Так что расписание работы врача вполне может «поплыть» из-за неанестезирующихся пациентов или других непредвиденных ситуаций. Как-то раз мне не удалось попасть на назначенный прием, потому что работа над предыдущим пациентом затянулась. А это не приемник, что если ремонт не получается, то забросил его в коробку до прекрасной «маньяны» и начал ремонтировать что-то другое. Здесь поставлена конкретная задача, и все ждут ее решения.
     Убедившись, что процесс идет хорошо, хотя сам пациент отмечает недостаточность «одеревенения», снова вставляем элеватор.
     И вот именно здесь Джонни взял ружье.
     Мне ничуть не больно.
     Я снова тупо наблюдаю.
     Я наконец-то понял, на что это похоже.
     Кажется, будто бы я сижу за рулем какой-то высокой машины. Неважно — «Спринтер» это или «Ивеко-Дэйли». Главное, что я здесь, в кабине, а там, за стеклом, под капотом ковыряются люди. У меня тут тепло и уютно, может быть, даже тихо играет музыка, а там, так близко, но так далеко, с моей машиной что-то делают.
     Но Джонни же взял ружье, и от этого не отвертеться.
     Я слышу потрескивание и легкий хруст. Я весь внимание, но я весь отрешенность. Элеватор переходит с язычной стороны на щечную и поддевает зуб оттуда. Снова треск. Чавкает. А ведь в прошлый раз все было бесшумно! Я кошусь взглядом влево, куда-то между телевизором и окном. Может, на выключенный стерилизатор с индикатором непонятного цвета, который мало того, что справа подписали «УФ», так еще какой-то Капитан Очевидность догадался слева написать «Индикатор».
     Элеватор заработал активнее, чем в прошлый раз. Больше раскручивающих движений, больше качающих. Да если так микросхемы DIP14 вынимать, то они пополам сломаются.
     Издав последнее чавканье, зуб выходит. Специально не считал, но за минуту, наверное, справились.
     Засыпаем в лунку «Йодоформ» — почти забытый вкус тут же вернулся. Ассистентка подает нить, и мы начинаем шить. Ну как «мы»? Доктор шьет, а мы с ней наблюдаем. Она даже нить не обрезает, когда нужно — это тоже делает доктор. Ну а что, обычная практика, так везде. Я бы тоже, если понадобилось кого из друзей брать на операцию по восстановлению приемника, распределил нагрузку по-разному: кому-то можно доверить полную замену конденсаторов, а кому-то только катушку с припоем держать.
     Поскольку все инструкции я помню (и даже записал в предыдущей части!), то доктор говорит лишь о главном: на стороне операции не есть и не спать, первые сутки ничем не полоскать. Мы снова выходим на ресепшен, где я снова отдаю свои миллионы и снова записываюсь на снятие швов через две недели. В голове сквозит мысль: конечно, администратор стоматологической клиники обязана иметь красивый голос и правильную речь, чтобы еще при первой записи по телефону пациент хотел прийти и посмотреть на это диво дивное. А еще она, как никто другой, должна разбираться в тихой, медленной и шепелявой речи пациентов сразу после лечения. Странно, что мудрые мысли стали приходить ко мне только после потери двух зубов мудрости.
     «Нимесил» я решил употребить дома — прошлое удаление показало, что анестезии хватает не только на дорогу, но и еще на несколько часов после нее. Лекарства купил заранее — все тем же составом, кроме антибиотиков (на этот раз — «Ровамицин»).
     Что же усложнило второе удаление? Может, «Металлика». Может, отсутствие привычной и любимой ассистентки. Но скорее — все тот же описательный и неконкретный характер медицины.

Дальнейшая хронология:

     Вечер нулевой. Анестезия немного усилилась по дороге домой, отходить стала часа через два. Из самого неприятного — как будто бы изменился прикус, и зубы стучат по выпирающему 37-му или 26-му. Надеюсь, что явление временное.
     День первый. Есть легкая припухлость физиономии, затруднено открывание рта и очень, очень осложнено зевание! Автобус домой оказался ужасно жарким и душным, слизистая носа пересохла, ощущения — как при начале ОРЗ. Вот уж чего не хватало! Дома первым же делом улегся спать, когда проснулся — термометр показал 37,7. «Нимесил» в роли жаропонижающего и противовоспалительного.
     Вечер первый. Температура пришла в норму часам к девяти, припухлость увеличилась. У пациента наблюдаются тоскливые мечты о запеченных в сметане куриных ножках, макаронах, пампушках с чесноком, пицце, конфетах, печенье да и вообще любой пище, которая не есть бульон или суп. Пациент ругает производителей «Ровамицина» за то, что их крупные таблетки застревают в пищеводе.
     День второй. «Ровамицин» есть смысл перед употреблением резать ножом на две части. Температура в норме, отек чуть уменьшился. Болевые ощущения по шестибалльной шкале — где-то на единичку.
     Вечер второй. Небольшое повышение температуры — 37,0. На пробу — «Аффида Форт», аналог «Нимесила», но чуть дешевле. Вкус выражен сильнее, фракция порошка мельче, но тоже работает.
     День третий. Отек уменьшается, рот открывается легче, хотя все еще не так, как раньше.
     …
     Без даты. Отек ушел где-то на четвертый или пятый день, температура не повышалась, болей не было. Покуда каппы не надевались, прикус менялся несколько раз, от смыкания только на правой стороне и сзади слева до вполне приемлемого варианта.
     …
     День четырнадцатый. Как это чудесно, когда люди понимают друг друга без слов! Ассистентке достаточно на секунду выйти на ресепшн и медленно кивнуть, глядя прямо в глаза пациенту, чтобы тот ломанул за ней, как сайгак. Да-да, это снова она, мой маленький праздник.
     — Вы без меня успели еще один зуб удалить? — спрашивает она в кабинете.
     — Да, — отвечаем мы вместе с доктором. Наша привычная компания снова в сборе. Они поочередно считают в зеркале швы, и доктор срезает нити. Ему не очень удобно работать в левом нижнем углу рта, поэтому зеркало держит ассистентка.
     — Всё? — спрашивает она.
     — Еще один, — отвечает доктор. Она заглядывает в зеркало.
     — Точно, еще один.
     Я совсем не удивлюсь, если еще через несколько лет она сменит сторону кресла, став стоматологом-терапевтом.
     …
     Можно вечно смотреть, как горит огонь, как течет вода и как работает другой человек. А еще лучше — два человека в паре, слаженно, дружно, как единое целое. Эх, надо бы и себе для паяльных дел ассистентку найти!
     …
     Остались еще две восьмерки в верхней челюсти.
kanevskiy_17506154_orig_

Почему стоит выбрать клинику подороже?

     Заключительная часть чисто рекомендательного и субъективного характера. А там уже делайте как знаете.
     Допустим, есть у вас в городе умелец, который за цену, эквивалентную поездке к нему на такси, выдирает эти восьмерки только так. И десяток знакомых, что к нему ходили, улыбаются во все двадцать восемь и очень рекомендуют доктора. Но есть нюанс: он работает без рентгена. Ну вот не умещается он в «батискафе», что в обувном ряду пятый ото входа.
     Давайте проведем аналогию.
2386690
     Вот автоэлектрик Дядя Женя. Если очень надо — то автослесарь, моторист и коробейник. У него есть свой гараж со смотровой ямой и нехитрый набор инструментов.
GAZ53A_4
     Вот «ГАЗ-53А» — у него из электроники на борту только транзисторный коммутатор зажигания.
man_tgl
     А вот «MAN TGL», который будет плохо ехать, если в специальный бак не залита мочевина. Бортовой компьютер, постоянно считывая показания не менее десятка датчиков, управляет насосами и форсунками, меняет количество впрыскиваемого топлива, следит за экологичностью выхлопа, и если что — сразу ограничивает мощность двигателя, чтобы не дымил тут.
     А теперь вопрос: если начнутся проблемы с электричеством, то какую из этих машин можно доверить Дяде Жене, а какую лучше отогнать в сервисный центр? По-моему, ответ очевиден. С зубами то же самое — они заслуживают самого современного лечения с применением новейшего оборудования и материалов, что не может не сказаться на стоимости. Времена, когда стоматолог во время работы напевал «поцелуй меня, удача», давно прошли. В прошлом стоматологическом рассказе я писал, что эндодонтию («внутренний ремонт» зуба) раньше делали по таблицам, где указывалась усредненная длина корня для каждого зуба, а уж что там у конкретного пациента — это как повезет. В большинстве случаев лечение проходило успешно, но часть каналов оставалась недопломбированной, часть — перепломбированной, что рано или поздно приводило к осложнениям. Теперь на всякий индивидуальный случай найдется свой визиограф и апекс-локатор.
     Удаление зубов без рентген-контроля — та еще лотерея. У восьмерок, самых непредсказуемых зубов, может быть от двух до пяти корней, кривых и загнутых. Если тащить такую щипцами или ковырять элеватором, то удаление получится очень травматичным, да и сам зуб может сломаться, и тогда придется искать в лунке корешки да осколки. Удаляя верхние зубы «вслепую», можно сделать перфорацию гайморовой пазухи. Ретинированные, то есть непрорезавшиеся восьмерки, даже не найдешь без рентгена.
     Напоследок — чудная цитата из «Записок Доброго Стоматолога»:
     Многим людям очень сложно объяснить, что зубы можно «выдернуть», а можно «атравматично удалить».
     Эти два понятия различаются не только мастерством доктора, но и тем, какое оборудование есть у него в арсенале. Плохим инструментом, как говорит мой читатель Максим, хорошего не сделаешь. А хорошее, как правило, стоит дорого.


     P.S. Раз уж пошла такая пьянка, что в одной статье Джонни встретился со стоматологами, то заодно выложу свои комиксы на эту тему. Предупреждаю сразу — приколы сложные, кто не смотрел фильм «Джонни взял ружье», тот не поймет.
stom-1

stom-2

stom-3

stom-4

stom-5
     Да хранит ваши зубы святая Аполлония!

Запись опубликована в рубрике Медицинское, Random. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 отзыва на “А восьмерочки-то под удаление!

  1. Unlis:

    Ну и тема: бр-р-рррррррр…………:-)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s